Дистанцирование исключает погружение детей в процесс обучения

Дистант негативно влияет на детей, его нельзя применять широко — интервью

Пикет против дистанционного обучения в Нижнем Новгороде
НовгородеНижнемвобучениядистанционногопротивПикет
Пикет против дистанционного обучения в Нижнем Новгороде
Изображение: Мамаев Владимир © ИА Красная Весна

Какое влияние на детей оказывает дистанцирование от школы и какие противоречия проявляются при коронавирусных экспериментах в образовании? Об этом с корреспондентом ИА Красная Весна побеседовала Ярослава Муратова, преподаватель Литературного института имени М. Горького, член семейного клуба при социальном центре «Развитие».

ИА Красная Весна: Сегодня дистанционное образование продвигается в общество как полноценная замена традиционному школьному. Как Вы к этому относитесь?

— Я всецело за школьное образование. И я против той формы дистанционного образования, что сейчас внедряют активно в школы вроде бы как в рамках карантина. Дистанционное образование имеет свои преимущества, но в очень узких, специфических сферах. Например, когда человек болен, или когда он далеко живет.

Основным должно быть очное образование, которое предполагает, что ребенок идет в школу, что он попадает в класс, он находится на уроке, он видит живого учителя. Живой учитель объясняет материал, спрашивает, ребенок ему отвечает — происходит очень важный процесс передачи знания. Именно живое человеческое общение — это самый полноценный способ передачи знания от одного поколения к другому, от одного опытного человека человеку менее опытному.

Также очень важно для детей общение друг с другом. Это развитие самого себя таким образом, всех сфер своих — и интеллектуальной, и духовной, и физической.

ИА Красная Весна: Прошло уже какое-то время с момента начала экспериментов по дистанционному образованию. Можно ли уже сделать какие-то выводы? Повлияло оно на детей?

— Повлияло. Мой опыт подсказывает, что в основном влияние негативное. Самое очевидное — это физически негативное влияние. Дети неподвижны большую часть дня, в помещении, перед экраном. Появляются сколиозы и другие проблемы со здоровьем от избыточной неподвижности.

Я знаю нескольких человек, у кого дети испортили зрение, им выписали очки. Люди после этого пошли с письмами протеста в министерство здравоохранения, в прокуратуру и во многие другие места. Потому что на твоих глазах разрушается здоровье ребенка.

Другой вопрос — техническая оснащенность. Дистанционное образование «не добивает» до некоторых мест в Москве. Не все мои студенты могут подсоединиться и иметь полноценную связь через интернет с нашим институтом. В школах то же самое.

Еще одна проблема, может быть, более скрытая, но не менее важная — знания, которые дети таким образом получают, и сам процесс. Я наблюдаю это на своих детях, и я разговариваю с другими родителями, мы видим полнейшую профанацию процесса обучения.

ИА Красная Весна: Например?

— Когда ребенок просыпается за минуту до начала занятий, и включает компьютер, и он еще наполовину спит, но как бы он присутствует. Или, например, он смотрит в экран одним глазом, а другим глазом готовит себе какую-нибудь еду, в зависимости от предмета или вне зависимости от предмета. Просто ему захотелось поесть. Это же оторванность ребенка от процесса обучения.

У большинства школьников, и даже взрослых, нет самодисциплины, когда человек сам осознанно сидит и занимается с какой-то там программой или с какими-то дистанционными лекциями. Она должна еще как-то выработаться.

Но, в основном, должна быть определенная атмосфера, среда, когда есть класс, когда все материалы в классе именно об этом предмете, когда перед тобой стоит опытный специалист и об этом предмете рассказывает, когда все вокруг тебя делают то же самое. Ты сидишь сконцентрированно в классе, и вся обстановка вокруг тебя направлена на то, чтобы ты эти знания получал.

Эта атмосфера, этот процесс, они необходимы, чтобы ребенок погрузился в процесс обучения, и что-то всё-таки получил. То, чего сейчас дети лишены, по большому счёту.

ИА Красная Весна: Какие видите противоречия в сложившейся системе после ограничительных мер?

— Я знаю, что продолжают работать частные школы. Они не закрыты. Продолжают работать ночные клубы. Вы можете туда пойти и чем-то позаниматься. Но вы не можете пойти в школу и там позаниматься.

ИА Красная Весна: Как Вы считаете, срочно ли нужно что-то менять в нашей системе образования из-за коронавируса?

— То, что страдают наши дети и наше образование, проблемы не менее важные, чем коронавирус. Есть исследователи, утверждающие, что дети не являются переносчиками коронавируса, что они очень легко переносят заболевание.

И у меня впечатление, как у мамы, что дети сидят по домам не из-за коронавируса, а из-за каких-то других вещей, которые сейчас с образованием происходят. И меня это очень огорчает. Происходит что-то, на что я практически не могу повлиять. Мой ребенок вовлечен в какой-то процесс, против которого у меня, как у родителя, много возражений, но я бессильна что-либо сделать.

Так что да, надо что-то менять. Возможно, пересматривать вообще наше отношение к пандемии. Если это становится такой же повседневной частью жизни, как грипп или другие тяжелые заболевания, то, может, нам стоит начать по-другому к этому относиться. Точно не должно быть этой паники, коллективного психоза, охватившего всё общество.

ИА Красная Весна: Бытует мнение, что система образования весьма инерционна. Что и как нужно менять в ней?

— Если что-то менять, нужно менять не в одном месте, а сразу во всех. Школа и образование — основные оси государства. Как и здравоохранение. Если плохое образование, то и здоровье потом плохое у людей. А здоровье связано с уровнем развития человека: насколько полноценно он взаимодействует с миром, с другими людьми. Но также здоровье завязано и на внутреннее ощущение человеком самого себя. Если человек в состоянии паники, то о каком здоровье можно говорить?

А если менять образовательные платформы, то это нужно делать совместно с общественностью. Нужно создавать комитеты, обязательно независимые от государства, со специалистами в сфере образования, здравоохранения, культуры. И в этих комитетах должны быть активные родители, заинтересованные в том, чтобы их дети стали полноценными личностями, полноценными гражданами.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER