Цифровизацию образования можно допустить только в том объеме, который полезен ребенку и учителю

Войну проигрывает русский учитель? Что нам готовит дистант

Изображение: Петр Данилов © ИА Красная Весна
Ирина Медведева
Ирина Медведева
Ирина Медведева

Детский психолог Ирина Яковлевна Медведева приняла участие в круглом столе, прошедшем в Новосибирске 28 февраля на тему «Гуманистические аспекты и социальные последствия внедрения „Цифровой образовательной среды“ и дистанционного обучения». Она рассказала, каких важных инструментов формирования личности лишаются современные школьники, находящиеся на дистанционном обучении, а также о том, как это может повлиять на будущую обороноспособность страны.

Ирина Медведева

Знаете, какие неожиданные признания делают родители, которые были вынуждены «нависать» над детьми, находящимися на удаленном обучении? Многие матери говорили, что дети начали их раздражать, а некоторые даже, по их собственным словам, возненавидели ребенка. Ничего удивительного! Родители — это современные молодые люди. Они воспитаны в новой реальности, в которой поощрялся эгоизм. И к тому же им раньше не приходилось столь длительное время выполнять работу учителей, заставлять детей учиться почти целый день. Так что учтите: введение карантина далеко не всегда сближает родителей и детей. Воспитанные, как я сказала, в эгоизме родители, находясь «нос к носу» с собственными детьми, могут испытывать недовольство, раздражение, поскольку дети, тоже получившие отнюдь не традиционное воспитание, не подчиняются взрослым, капризничают. К тому же приходится тратить на них много личного времени.

Что касается психологических аспектов введения дистанта — это катастрофа. Я уже давно расстраиваюсь из-за того, что современные дети не играют во дворе. Двор для ребенка— это не только радость, но и площадка, на которой происходит уникальная репетиция взрослой жизни, потому что именно во дворах ребенок вступает в разные системы связей: он то водит, то прячется; то командует, то подчиняется; он то в одной команде, то в другой; то выигрывает, то проигрывает. Двор — это уникальная возможность социализации, которой детей в последнее время лишили. Поэтому пребывание в школе для ребят чрезвычайно важно, так как в семье у них более или менее нормальные отношения, а если и есть трудности, то они привычны. Дома ребенок знает, с кем как нужно общаться, не говоря уж о том, что в семье его любят. А в школе далеко не только друзья: там есть и враги, есть и те, кто относится к нему нейтрально (то есть не замечают), есть доносчики, есть те, кто высмеивает, есть хулиганы, которых он боится, потому что они могут избить или какую-то гадость сделать.

К общению с разными людьми необходимо приучать с детства, так как иначе, когда ребенок (особенно с тонкой психикой) выходит из уютного социума семьи в социум более широкий, где его будут ждать совсем другие отношения, у не прошедшего школьный «тренинг» ребенка такая резкая смена психологического климата может привести даже к психическому слому. Особенно если он привык к тому, что в семье потворствуют его капризам, прихотям, выполняют все его желания.

Школа при отсутствии дворового времяпрепровождения — последняя территория, где у ребенка развивается функция общения. Он общается не только со сверстниками, но и с учителями, то есть с разными по характеру взрослыми людьми. И у них может быть разное настроение, поскольку это живые люди со своими личными трудностями, несчастьями и тому подобным. Ребенок в школе учится взаимодействовать со всеми. Поэтому цифровизацию образования можно допустить только в том объеме, который полезен ребенку и учителю.

Дистанционка не только отнимает у школьников необходимую любому человеку социализацию, но и создает дополнительные проблемы со здоровьем. Дети будут каждый день проводить у экрана компьютера по 5–6 уроков. Уже самые разные медики-специалисты рассказали, как это вредно: от такого длительного пребывания у экрана портится зрение и возникает зависимость даже у тех, у кого ее не было. Наносится огромный ущерб интеллекту, дефектность которого уже имеет устойчивое название «цифровой идиотизм». Экранная зависимость губительна и для психики, и для соматики, потому что даже гормон надпочечников работает неправильно у компьютерных наркоманов! Плюс, в домашних условиях у ребенка меньше физических нагрузок, что замедляет развитие мышечной системы, снижает координацию движений и скорость физических реакций. Все это может привести к гормональным изменениям, в частности — к ожирению. В школе же худо-бедно есть уроки физкультуры, да и на каждой переменке дети прыгают, бегают, дерутся, то есть двигаются, а когда тепло — они даже могут на большой перемене порезвиться в школьном дворе.

Дружба в предподростковом, подростковом и юношеском возрасте очень важна. Детям необходимо личное общение со сверстниками, общением в чатах его не заменить. Я анализировала эти чаты и пришла в ужас от того, насколько такое общение убого и по смыслу, и по лексике. Поэтому детям необходимо общаться лично хотя бы в школе. Это совершенно необходимо для полноценного психологического созревания. При переходе на дистант дружбы не будет.

Кроме того, подобный формат не позволяет сформировать дисциплинарный «корсет», который совершенно необходим для будущей жизни. В школе хочешь-не хочешь, а приходится учиться. Мы знаем, что большинство детей учиться не хотят, а хотят играть или просто бездельничать. Особенно ярко такое стремление выражено у хулиганистых детей. Они учатся из страха, и в этом нет ничего хорошего, но лучше из страха, чем никак. Страх наказания заставляет ребенка терпеть, даже когда ему трудно, скучно, очень хочется пойти на улицу, поиграть, побегать, уткнуться в интернет. Через эту «вынужденность» формируется воля, а она совершенно необходима! Школа приучает к тому, что в жизни будет много скучного и трудного, а не только интересное и развлекательное.

На дистанционное обучение можно посмотреть не только с точки зрения вреда для детей, родителей и детско-родительских отношений, но и с точки зрения обороноспособности страны. Ведь сегодняшние дети, особенно старшеклассники, — это завтрашние воины. Учитывая более чем тревожную ситуацию в мире, России нужна боевая армия. Причем боевитость армии сейчас связана отнюдь не только со способностью быть пехотинцем или десантником, но и со способностью работать головой. Когда я бываю на границе нашей страны, скажем, в областях, расположенных рядом с Китаем, мне приходится разговаривать с военными. И эти военные должны работать головой: заниматься радиоперехватом, спутниковым слежением и так далее.

Значит, после дистанта в армию придут юноши с социопатией (то есть не умеющие общаться, а в замкнутом мужском коллективе такое умение особенно важно!), с «цифровым слабоумием», сниженным зрением, неразвитыми мышцами, без дисциплинарно-волевых навыков.

Так что давайте зададимся вопросом: с точки зрения обороноспособности страны, что это будут за воины, выращенные на «дистанте»? Увы, ответ однозначен. Но нам — обществу и государству — нужен другой ответ. Как сказал Бисмарк после победы немецкой армии в битве с австрийцами: «Войну выиграл прусский учитель». Школу и школьного учителя мы обязаны сохранить!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER