Северная Ирландия имеет право на выход из состава Великобритании путем референдума. И, судя по всему, перспективы этого вполне реальны

Политический кризис в Белфасте усилил вероятность объединения Ирландий

Мадонна. Миниатюра из рукописной Келлской книги (фрагмент). Ок. 800 года
Мадонна. Миниатюра из рукописной Келлской книги (фрагмент). Ок. 800 года
Мадонна. Миниатюра из рукописной Келлской книги (фрагмент). Ок. 800 года

Протокол по Северной Ирландии, создающий огромные проблемы для жителей автономии, по-прежнему является камнем преткновения между Великобританией и ЕС. В соответствии с протоколом, продовольственные товары, поступающие в Северную Ирландию с территории остальной Великобритании, отделенной проливом, должны проходить проверки на соответствие стандартам ЕС, что сильно осложняет ввоз этих товаров. В конце июня истекает очередной срок льготного переходного периода к реализации протокола, решения так и не найдено, а британская сторона просто требует очередного продления льготы.

В ЕС это вызывает зубовный скрежет, потому что в прошлый раз Великобритания фактически продлила льготы в одностороннем порядке, а ЕС хоть и грозил судебным преследованием, пока это для Великобритании ничем плохим не обернулось.

Журналисты успели прозвать эти трения «сосисочной войной», потому что речь идет, в частности, о ввозе мясных полуфабрикатов. ЕС упирается и настаивает на соблюдении договора, однако, несмотря на жесткую риторику, не отказывает, видимо, памятуя об апрельских событиях.

Тогда (в апреле) в Северной Ирландии вспыхнули крупные беспорядки. Формальным поводом для них стал отказ прокуратуры от возбуждения дел в отношении политиков из левореспубликанской партии Sinn Fein, которые в июне 2020 года торжественно проводили в мир иной своего соратника, видного в прошлом политика Бобби Стори. Случилось это в разгар карантина, а на похороны собралось существенно больше разрешенного числа скорбящих: вместо 30 человек пришли порядка двух тысяч, включая 24 высокопоставленных политиков из Sinn Fein, в том числе заместителя первого министра Мишель О’Нейл.

Однако этот инцидент стал только поводом, а настоящее возмущение североирландцев вызывал именно Протокол по Северной Ирландии, фактически сделавший нецелесообразными закупки продовольственных и сельскохозяйственных товаров на территории Великобритании. Хотя в беспорядках обвиняли юнионистские (то есть выступающие за существование в составе Великобритании) партии, в полиции заявляли о широком участии криминала в протестах, а сами юнионистские партии высказывались весьма осторожно. Показательно и то, что после повторной проверки прокуратурой законности участия в похоронах Бобби Стори республиканцев-социалистов и нового отказа никаких новых беспорядков не последовало.

Однако новый политический кризис всё-таки настал. На этот раз к нему привела отставка первого министра Северной Ирландии, лидера самой крупной юнионистской партии — Демократической юнионистской партии (DUP) — Арлин Фостер. Она была вынуждена уйти в отставку после того, как в партии ей вынесли вотум недоверия. Согласно процедуре, после этого должны быть выбраны новый первый министр и его заместитель.

Сменивший Фостер на этом посту Эдвин Путс предложил на пост первого министра своего протеже Пола Гивана, а вот Sinn Féin заявила, что выдвинет заместителя только в увязке с принятием закона о защите носителей ирландского языка. В случае, если бы в DUP отказались, могли бы состояться досрочные выборы в Ассамблею (парламент) Северной Ирландии, на котором шансы на победу Sinn Féin считаются высокими. Во всяком случае, согласно последнему опросу, в соседней Ирландии партия Sinn Féin (она представлена в обеих частях ирландского острова) имеет наибольший рейтинг из всех партий — 31%.

В 2019 году она триумфально выиграла выборы в Ирландии, лидируя по числу депутатов, набравших первые голоса избирателей. Ее победа разрушила двухпартийный консенсус Fianna Fáil и Fine Gael, существовавший много десятков лет.

Поскольку Sinn Féin стоит на сепаратистских позициях (она хочет выхода Северной Ирландии из состава Великобритании и объединения двух Ирландий), это не на руку Великобритании. Тем временем новый лидер DUP фактически согласился с требованиями Sinn Féin, за что был осужден однопартийцами и подал прошение об отставке всего через три недели после назначения.

Как это скажется на ситуации — до конца не ясно, однако не исключено, что британский козырь может быть выбит из руки Великобритании. Ведь Северная Ирландия имеет право на выход из состава Великобритании путем референдума. И, судя по всему, перспективы этого вполне реальны. Более того, именно Великобритания больше всего сделала для того, чтобы приблизить такую перспективу.

Глава крупной парламентской партии Fine Gael Лео Варадкар заявил, что объединение может состояться еще при его жизни, а его партии пора появиться и в Северной Ирландии. Выглядит это как попытка занять хорошие места в тронувшемся поезде. Куда идет этот поезд и какие действия Лондон предпримет, чтобы удержать регион, вероятно, скоро станет известно. Впрочем, судя по апрельским событиям, эти действия вполне могут лежать не только в собственно политической плоскости.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER