Полагаю, что наши усилия должны быть направлены на то, чтобы исключить из действующего ФЗ «Об образовании» сами понятия «электронное обучение», «дистанционные образовательные технологии», и в конце концов прекратить эксперимент по созданию Целевой модели цифровой образовательной среды.

Дистанционное образование противозаконно — кандидат юридических наук

Николай Богданов-Бельский. Ученицы. 1901(фрагмент)
Николай Богданов-Бельский. Ученицы. 1901(фрагмент)
Николай Богданов-Бельский. Ученицы. 1901(фрагмент)

Своим взглядом на юридический аспект дистанционного образования поделилась с ИА Красная Весна кандидат юридических наук, автор ряда научных работ в области права, преподаватель права в школе Елена Евгеньевна Якушкина. В качестве практического примера юрист использовала ситуацию в одной из школ города Воронежа, в которой обучается ее дочь, и где сама она работает преподавателем.

Дистанционное обучение нарушает права ребенка

ИА Красная Весна: Как появилось понятие «дистанционного образования»? Нарушает ли дистанционное образование права детей?

— Понятия «электронное обучение» и «дистанционные образовательные технологии» (на практике объединенные в единый, не совсем удачный, термин — дистанционное обучение) вошли в наше законодательство относительно недавно, и это было обусловлено присоединением России к Болонскому соглашению. Оформлены они были в виде новой редакции ст. 16 ФЗ № 273-ФЗ «Об образовании». Первоначально их планировалось использовать для высшей, но не для средней школы.

Позднее государство приступило к проведению эксперимента по созданию Целевой модели цифровой образовательной среды (далее — ЦОС), что закреплено приказом Минпросвещения России от 02.12.2019 № 649 «Об утверждении Целевой модели цифровой образовательной среды». Данный «эксперимент» по внедрению Федеральной информационно-сервисной платформы ЦОС не нашел отражения в рамках имеющихся федеральных государственных образовательных стандартов по начальному, основному общему и среднему общему образованию в школе.

Массово дистанционное обучение в общеобразовательных школах впервые введено в качестве эксперимента в 2020 г. Но результаты данного эксперимента пока не подведены. Изучению влияния дистанционного обучения на здоровье ребенка посвящен ряд научных работ, которые отмечают ярко выраженные негативные тенденции, а в ряде случаев — и ухудшение здоровья детей. Например, см. исследование «Особенности жизнедеятельности и самочувствия детей и подростков, дистанционно обучающихся во время эпидемии новой коронавирусной инфекции (COVID-19)». Оно проводилось НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» с 27 апреля по 26 мая 2020 г. Исследование позволяет резюмировать: при дистанционном формате увеличивается время выполнения домашних заданий; время работы с компьютером, иными электронными устройствами; снижение продолжительности прогулок и физической активности; появляются расстройства психики, нарушения сна, признаки компьютерного зрительного синдрома, снижаются когнитивные (умственные) способности (уже существует диагноз «цифровое слабоумие») и др.

Однако при переходе на дистанционное обучение руководство школ ни обучающимся, ни их законным представителям как правило не предоставило объективную информацию о негативном влиянии такого «обучения» на здоровье обучающихся, что формально может даже попасть под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 237 УК РФ «Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей».

Дистанционное образование коснулось и моей школы: я и учитель (преподаю предмет «Право») и мама (законный представитель) одного из учеников этой же школы. И этот пример только демонстрирует, что на практике использование дистанционного обучения породило целый ряд правовых проблем. Я даже посчитала необходимым предупредить об этом руководство школы и сделала это в письменной форме. По закону обучающиеся (в том числе и мой ребенок) имеют право на получение качественного образования и охрану здоровья.

Для того, чтобы выяснить истину, мной был проведен анализ действующего законодательства РФ в сфере образования и охраны здоровья обучающихся, и я пришла к следующим неутешительным выводам.

На примере нашей школы, а, по словам педагогов, не только в ней при переходе на дистанционное обучение не был соблюден установленный действующим законодательством порядок его оформления.

ИА Красная Весна: Можете разъяснить читателям этот порядок? Думаю, это пригодится многим родителям, а возможно педагогам и руководителям школ.

— Да, конечно. В соответствии со статьей 43 Конституции РФ гражданам гарантируется бесплатное образование без каких-либо условий.

Пункт 1 статьи 44 ФЗ от 29.12.12 № 273-ФЗ «Об образовании в РФ» устанавливает преимущественное право родителей в выборе формы обучения и получения образования своих детей. Аналогичное право родителей закреплено в статье 63 Семейного кодекса РФ. А в нашей школе это еще и закреплено в пункте 5.4 Устава школы (в ред. от 16.03.2015 № 245).

Статья 5 ФЗ от 27.07.10 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» устанавливает право гражданина выбирать форму получения государственной услуги по собственному выбору, при этом электронная форма является дополнительной, а не базовой.

В соответствии с пунктом 4 Методических рекомендаций по реализации образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования, образовательных программ среднего профессионального образования и дополнительных образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий (опубл. 20.03.20) выбор родителями обучающегося формы обучения подтверждается документально (письменным заявлением).

Однако, например, в нашей школе при введении дистанционного обучения в нарушение п. 6.2 Положения школы о дистанционной форме обучения не выявлены потребности обучающихся в дистанционном обучении, не оформлены заявления родителей, договоры на дистанционное обучение (как это закреплено в п. 2.5 вышеназванного Положения). То есть есть все основания полагать, что были нарушены права родителей (законных представителей), закрепленные в перечисленных мной федеральных законах. И я полагаю, что это произошло не только в нашей школе.

ИА Красная Весна: С точки зрения права дистанционное образование и электронное обучение это одно и то же?

— Дистанционное обучение может быть как с использованием электронных технологий, так и без использования электронных технологий. Школы же зачастую сужают круг образовательных технологий, предоставленных действующим законодательством. И делают это вопреки ФЗ «Об образовании», они заменяют дистанционные образовательные технологии электронным обучением.

О том, что понятия «дистанционные образовательные технологии» и «электронное обучение» различны, нам говорит ст. 16 ФЗ «Об образовании». Последовательно проводят этот принцип и иные федеральные правовые акты. Так, если электронное обучение осуществляется исключительно в электронной форме, то форма дистанционного обучения может быть как электронной, так и неэлектронной. Последняя предполагает обучение вне стен школы путем выдачи учителем задания, которое обучающиеся выполняют самостоятельно. Здесь используется учебник на бумажном носителе и тетрадь. Это может быть работа по индивидуальному плану, групповое обучение, домашнее обучение и т. п. Это обозначено в приказе Министерства просвещения РФ № 104 от 17.03.20.

Таким образом, действующее федеральное законодательство предусматривает различные формы образовательных технологий. Однако из всех форм образовательных технологий обучающимся «предложено» только дистанционное обучение в электронной форме.

Образование не должно причинять вред здоровью обучающихся

ИА Красная Весна: Как соотносится дистанционное образование с правом обучающихся на охрану их жизни и здоровья?

— Прежде всего образование не должно причинять вред здоровью обучающихся.

Думается, что недопустимо при составлении расписания все уроки проводить в электронной форме (в форме онлайн-занятий). Занятия с использованием электронных устройств должны строго соответствовать действующему законодательству РФ как по продолжительности, так и по количеству уроков в соответствии с возрастными возможностями детей.

Согласно подп. 9 п. 1 ст. 34 ФЗ «Об образовании» к основным академическим правам обучающихся отнесено право на «охрану жизни, здоровья». Охрана здоровья обучающихся включает в себя в т. ч. определение оптимальной учебной нагрузки, режима учебных занятий (подп. 3 п. 1 ст. 41 ФЗ «Об образовании»). В соответствии с п. 9 ст. 13 ФЗ «Об образовании» запрещается использование при реализации образовательных программ методов, средств обучения, воспитания, образовательных технологий, наносящих вред физическому или психическому здоровью обучающихся. Таким образом, федеральный закон устанавливает четкий запрет: недопустимо причинять вред здоровью обучающихся в процессе обучения.

Также согласно СанПиН 2.4.2.2821-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в общеобразовательных учреждениях» непрерывная работа с изображением на индивидуальном мониторе компьютера должна составлять для учащихся 5–7 классов не более 20 мин. Обращаю Ваше внимание на следующее обстоятельство: в соответствии с постановлением Правительства РФ от 08.10.20 № 1631 названный СанПиН продолжает действовать до 01.01.21. Поэтому его неисполнение должностными лицами следует рассматривать как нарушение действующего законодательства.

В соответствии п. 4.2 Приложения № 7 СанПиН 2.2.2/2.4 1340-03 «Гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работы» объем максимально допустимой нагрузки в течение дня должен составлять для 5–6 классов не более двух уроков. Однако и тут я снова приведу пример из нашей школы: во время внедрения дистанционного образования уроки в расписании 6-х классов во вторник, среду, пятницу и субботу проводятся исключительно в электронной форме. Согласно постановлению Правительства РФ от 08.10.20 № 1631 данный СанПиН продолжает действовать до 01.01.21.

На недопустимость превышения нормативно установленной продолжительности времени работы за компьютером обращено внимание и в Методических рекомендациях по рациональной организации занятий с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий, разработанных ФГБНУ «ИВФ РАО».

Обращает на себя внимание и количество уроков в рамках дистанционной формы обучения. В частности, еженедельно по пятницам в 6 «А» установлено 7 уроков. Однако п. 10.6. СанПиН 2.4.2.2821-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в общеобразовательных организациях» закреплено, что максимально допустимая нагрузка в течении дня для 5–6 классов не должна превышать 6 уроков.

В подп. 3 п. 4 ст. 41 ФЗ «Об образовании» законодательно закреплена обязанность школ по соблюдению государственных санитарно-эпидемиологических правил и нормативов. Образовательная организация обязана создавать безопасные условия обучения.

Использование учителями домашних заданий в электронной форме, необходимость ознакомления с электронными слайдами, видеоуроками дополнительно увеличивает время нахождения обучающихся за компьютером в течение дня, что дополнительно усиливает негативное влияние электромагнитного излучения на физическое и психическое здоровье школьников, нанося вред их здоровью.

Согласно подп. 5 п. 1 ст. 41 ФЗ «Об образовании» обучающиеся имеют право на организацию и создание условий для профилактики заболеваний. Однако столь продолжительное время, которое ребенок должен провести за компьютером в течении дня, нарушает положения названного ФЗ. Таким образом, недопустимо и неоправданно увеличение времени нахождения обучающихся за компьютером и при выполнении домашних заданий.

ИА Красная Весна: Елена Евгеньевна, что говорит нам право о необходимости регистрации детей на различных интернет-площадках, ведь это было необходимо при дистанционном образовании?

— Мое мнение — принуждение к регистрации ребенка, к созданию личного кабинета ребенка на любых интернет-сайтах, так же как и принуждение ребенка к пользованию сетью Интернет, недопустимо и противоречит действующему законодательству РФ.

Обучающиеся в школе — несовершеннолетние. А в соответствие с законодательством РФ использование сети Интернет возможно только по достижении возраста 18 лет, т. е. с совершеннолетия. До достижения этого возраста пользование интернетом может быть только с согласия и под ответственность родителей. Например, я, как законный представитель моего ребенка, такого согласия не давала.

Все обучающиеся, независимо от формы обучения должны пользоваться равными правами

ИА Красная Весна: Соблюдается ли баланс права и получают ли обучающиеся равные возможности при дистанционном образовании?

— Государственная политика в сфере образования строится на принципе гуманистического характера образования, приоритета жизни и здоровья человека, прав и свобод личности (п. 1 ст. 3 ФЗ «Об образовании»).

В п. 1.2 Приказа Министерства просвещения РФ от 17.03.20 № 104 «Об организации образовательной деятельности в организациях, реализующих образовательные программы начального общего, основного общего и среднего общего образования … в условиях распространения новой коронавирусной инфекции на территории РФ» дистанционные образовательные технологии (как и электронное обучение) рассматриваются как одна из форм, позволяющих обеспечивать взаимодействие обучающихся и педагогических работников опосредованно (на расстоянии). Согласно письму Роспотребнадзора РФ и Министерства просвещения РФ от 12.08.20 № 02/16587-2020-24, ГД- 1192/03 администрации общеобразовательных организаций вправе организовать индивидуальную и/или групповую работу с обучающимися.

Также следует учитывать и позицию Министерства просвещения РФ, выраженную им в письме о 12.10.20 № ГД- 1736/03 «О рекомендациях по использованию информационных технологий»: организация преподавания и обучения путем взаимодействия обучающегося с преподавателем в форме самостоятельного обучения обучающегося (когда преподаватель выдает задания и проверяет их).

В качестве примера приведу, что такое «домашнее обучение» практиковалось школой № 28 города Воронежа с 09.11.20 в отношении учеников младших классов, которым предоставлено право заниматься дома, самостоятельно выполняя задания учителя и своевременно предоставляя их на проверку.

Кроме того, возможность сочетания различных форм получения образования и форм обучения закреплена в ст. 17 ФЗ «Об образовании», п. 1.6, 3.2 Положения школы о дистанционной форме обучения.

Согласно п. 2.4 данного Положения «обучающиеся в дистанционной форме имеют все права… наравне с обучающимися других форм обучения».

Думаю, что выявленный дисбаланс в правах обучающихся нуждается в устранении: необходимо предоставить тем, кто переведен на дистанционное обучение, такие же права по «домашнему, индивидуальному обучению», как и тем, кто обучается очно (традиционно).

Учитывая, что никаким федеральным законом РФ, подзаконными правовыми актами не установлена обязательность электронного обучения, я, как учитель права и кандидат юридических наук, в своем письменном обращении к руководству школы изложила две просьбы. Первая из них была направлена на защиту законных прав всех без исключения обучающихся нашей школы. Ее суть: при реализации права на образование максимально обеспечить охрану жизни и здоровья, предоставив обучающимся возможность обучения на основе различных образовательных технологий, а не только электронного, в частности, обучения по индивидуальному/коллективному плану без использования электронных технологий. Как педагог я выразила готовность работать с применением «дистанционных образовательных технологий» в соответствии с ФЗ «Об образовании». Данная просьба руководством школы удовлетворена не была, завуч устно пояснила, что выполнить это школа не может. Мой вопрос «почему не может?» остался без ответа.

Вторая просьба касалась моего ребенка. Я просила соблюдать действующее законодательство, соблюдать мои права, права и законные интересы моего ребенка, не принуждать меня и моего ребенка к использованию электронных технологий и обеспечить безопасность во время учебного процесса; прекратить использовать электронные технологии в отношении моего ребенка; удовлетворить мое заявление об организации для моего ребенка обучения по индивидуальному/коллективному плану без использования электронных технологий. Здесь было устное заверение завуча о выполнении данной просьбы, но на практике это реализовано не было. Дистанционное обучение в Воронеже было прекращено.

ИА Красная Весна: На данный момент дистанционное образование в школах Воронежа отменено. Как Вы думаете, может ли оно вернуться в наши школы? Какие перспективы Вы видите?

— Да, на данный момент школы Воронежа работают в традиционном формате. Первая волна «дистанционки» в 2020–2021 учебном году завершена. Что ждет нас во втором полугодии, будет ли возврат к дистанционке — нам неизвестно. Однако проблема не решена и она усугубляется следующим:

1. С 01 января 2021 г. прекращают действовать СанПины, регламентирующие продолжительность и количество уроков, проводимых в электронной форме. Будут ли к этому времени разработаны новые, и если будут, то каков их содержательный аспект, пока не ясно.

2. Дистанционное (электронное) обучение руководство страны планирует сделать постоянным, никак не привязанным к различного рода эпидемиям. Об этом говорит предпринятый анализ как проектов поправок к ФЗ «Об образовании», так и его новой редакции, размещенной на сайте garant.ru. В названном законопроекте руководству школ предоставлено право самостоятельно вводить дистанционное обучение без учета мнения обучающихся и их законных представителей. Этим правом они наделяются независимо от каких-либо внешних факторов: эпидемий, карантинов и т. п.

Данный законопроект предполагает использование в процессе обучения электронных учебников. Таким образом, озвучены идеи о том, что, во-первых, дистанционное образование планируется использовать на постоянной основе, во-вторых, оно призвано заменить собой традиционное образование.

Я и как родитель, и как специалист считаю дистанционное образование злом и призываю учителей и родителей объединить свои усилия для борьбы с его повсеместным внедрением. Полагаю, что наши усилия должны быть направлены на то, чтобы исключить из действующего ФЗ «Об образовании» сами понятия «электронное обучение», «дистанционные образовательные технологии», и в конце концов прекратить эксперимент по созданию Целевой модели цифровой образовательной среды.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER