1. Социальная война
Лев Коровин / Газета «Суть времени» №467 /
Это не просто вопиющее нарушение всех мыслимых этических норм. Это признак вырождения самого института, у которого обогащение собственных руководителей становится важнее, чем исполнение своих обязанностей

Бабло побеждает… всё? Какие тайны охраняют российские вакцинаторы?

Никола Пуссен. Поклонение золотому тельцу. 1633–1634
Никола Пуссен. Поклонение золотому тельцу. 1633–1634
Никола Пуссен. Поклонение золотому тельцу. 1633–1634

Как показали ответы из регионов на наш редакционный запрос по вопросам эффективности и безопасности применяемых в России вакцин от COVID-19, у нас нет надежной и информативной статистики, которая могла бы нам показать, насколько хорошо наши вакцины против коронавируса работают на самом деле и насколько они безопасны. Видимо, региональные ведомства не смогли ответить ни на вопросы про заболевших и умерших от коронавирусной инфекции среди вакцинированных, ни о смертях и предполагаемых побочных эффектах после вакцинации не потому, что это не подлежащая разглашению секретная информация, а потому, что эта информация просто организованно не собиралась.

В отсутствие надежной статистики касательно реальной безопасности и эффективности применяемых у нас вакцин, получаемой по всему населению, хорошим источником информации могли бы стать данные по клиническим испытаниям.

Интересно, однако, что в ответе на федеральном уровне от Минздрава России было сказано: «По данным клинических исследований, в том числе таких стран, как Венгрия, Сан-Марино, Аргентина, применяющих российскую вакцину „Спутник V“, на вакцину отмечается минимальное число нежелательных реакций, которые преимущественно имеют местный и кратковременный характер…» То есть вместо того чтобы привести данные по клиническим испытаниям вакцин, проводящимся в России, в Минздраве нам предложили обратиться к иностранным исследованиям по нашей вакцине. С чего бы это?

И тут депутат от КПРФ, заместитель председателя комитета Государственной думы по охране здоровья Алексей Куринный присылает депутатский запрос в Министерство здравоохранения РФ с просьбой предоставить результаты клинических исследований, ведущихся по отечественным вакцинам от коронавируса. В ответ за подписью заместителя министра здравоохранения Сергея Глаголева депутат от КПРФ получил следующий текст:

«Документы и данные, содержащие результаты проведенных клинических исследований, представляемые в Минздрав России, являются конфиденциальными и содержат информацию, составляющую коммерческую тайну, обладателем которой является разработчик лекарственных средств, и предоставление таких документов лицам, не являющимся разработчиками лекарственного препарата, не предусмотрено действующим законодательством».

Запрос другого депутата, Владимира Плякина из партии «Новые люди», с просьбой предоставить данные о числе заболевших и умерших от COVID-19 среди вакцинированных, получил вот такой ответ от другого заместителя министра здравоохранения — Олега Гриднева:

«Публикация сведений о количестве смертей среди лиц, вакцинированных против COVID-19, нецелесообразна, поскольку такие сведения объективно не отражают какую-либо взаимосвязь летальных исходов с вакцинацией и могут вызвать негативное отношение к вакцинации».

Что тут можно сказать?

Начнем с того, что апелляция к коммерческой тайне в качестве причины не предоставлять информацию по эффективности и безопасности вакцин от коронавируса, на которые наше государство сделало ставку при борьбе с пандемией коронавируса, просто является противозаконной.

Есть в России федеральный закон «О коммерческой тайне». А в этом законе есть пятая статья, озаглавленная «Сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну». Четвертый пункт этой статьи гласит, что коммерческую тайну не могут составлять сведения «о состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, безопасности пищевых продуктов и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом (выделено мной. — ЛК)».

Если испытывается вакцина от коронавируса, а мы возлагаем надежду на ее массовое применение в деле борьбы с пандемией, то сведения об эффективности и безопасности этой вакцины касаются санитарно-эпидемиологической обстановки и касаются безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом. Следовательно, непредоставление этих данных под видом защиты коммерческой тайны — это нарушение закона.

Но чтобы не скатываться в формализм, давайте оценим ответ замминистра Глаголева по существу.

Кто разработчик вакцин от коронавируса «Спутник V» и «Спутник лайт»? Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика Н. Ф. Гамалеи» Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Кто разработчик вакцины от коронавируса «ЭпиВакКорона»?

Федеральное бюджетное учреждение науки Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» Роспотребнадзора.

Кто разработчик вакцины от коронавируса «КовиВак»? Федеральное государственное автономное научное учреждение Федеральный научный центр исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М. П. Чумакова РАН.

Это всё государственные организации, а не коммерческие! Их заявленная цель вроде бы не извлечение прибыли, а охрана жизни и здоровья граждан. Правильно? У них нет акционеров, перед которыми необходимо отчитываться. Финансирование они получают бюджетное, то есть живут за счет денег налогоплательщиков. И отчитываются они как государственные учреждения в конце концов народу России — носителю государственного суверенитета.

Если складывается ситуация, когда у государственного учреждения или у его руководителей возникают коммерческие интересы, входящие в прямое противоречие с прямыми обязанностями этого госучреждения, а профильное министерство считает, что данные коммерческие интересы важнее его обязанностей перед гражданами, что эти интересы надо огородить коммерческой тайной, — то мы имеем дело с глубоко патологической ситуацией. Это не просто вопиющее нарушение всех мыслимых этических норм. Это признак вырождения самого института, у которого обогащение собственных руководителей становится важнее, чем исполнение своих обязанностей.

Так о каких коммерческих тайнах идет речь?

Собственного доступа к результатам неопубликованных клинических испытаний по эффективности и безопасности применяемых в России вакцин против коронавируса у нас нет. Но быстрый поиск по интернету позволяет ознакомиться с другими результатами — динамикой роста материального благосостояния у ключевых деятелей российской программы по массовой вакцинации.

Директор НИЦ им. Гамалеи Александр Гинцбург получил в 2019 году доходов на 7,7 млн рублей, а в 2020 году его доходы уже превысили 18,3 млн рублей.

Генеральный директор ГНЦ «Вектор» Ринат Максютов заработал в 2019 году 3,8 млн рублей, а в 2020 году — более 15,4 млн рублей.

Руководитель Роспотребнадзора Анна Попова повысила свой доход с 11,4 млн рублей в 2019 году до 18,4 млн рублей в 2020 году.

Министр здравоохранения Михаил Мурашко заработал в 2019 году 4,9 млн рублей, а в 2020 году — 26,4 млн рублей.

Вице-премьер Татьяна Голикова в 2019 году имела доход в 14,9 млн рублей, а в 2020 году он вырос до 40,4 млн рублей. Ее же мужу — бывшему первому вице-премьеру Виктору Христенко — удалось повысить свой доход с 51,5 млн рублей в 2019 году до 269,9 млн рублей в 2020 году. Вот это размах!

Рост доходов у сочинявших ответы на депутатские запросы заместителей министров здравоохранения, конечно, чуть более скромен, но его тоже можно упомянуть.

Обеспокоенный тем, что «сведения о количестве смертей среди лиц, вакцинированных против COVID-19… могут вызвать негативное отношение к вакцинации» Олег Гриднев заработал в 2019 году 9,6 млн рублей, а в 2020 году — 12,1 млн рублей.

Ратующий же за сохранение коммерческой тайны Сергей Глаголев скромно повысил свой заработок с 1,9 млн рублей в 2019 году до 4,8 млн рублей в 2020 году.

Так что, как мы видим, применяемые в России вакцины от COVID-19 оказались весьма эффективными, даже еще на стадии разработки, по тому показателю, который, как можно догадаться, и является здесь самым главным — они позволили должностным лицам, участвующим в кампании по массовой вакцинации, изрядно обогатиться. Что при этом случается с привитыми, видимо, никого не колышет. Настолько, что статистика последствий вообще организованно не ведется.

Но идиотски откровенными отписками на депутатские запросы из Минздрава дело не закончилось. Теперь Алексей Куринный послал запрос в Генеральную прокуратуру с просьбой оценить законность сокрытия информации по вакцинам. Пожелаем ему и всем причастным удачи в этом деле.

Заместителю министра Глаголеву при этом можно по-человечески посочувствовать. Этот защитник коммерческой тайны даже не сумел прилично обогатиться: ну что такое 4,9 млн рублей в год при расходах уважающего себя московского чиновника! При этом если Генеральная прокуратура решит, что в истории с депутатским запросом было противозаконное сокрытие информации, то под раздачу попадет в первую очередь защищающий коммерческие тайны Глаголев, а не его резко более благополучные коллеги. Жалко Глаголева.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER