8
янв
2021
  1. Политическая война
Ольга Николаева / Газета «Суть времени» /
Простые американцы пошли давать показания о нарушениях на выборах, понимая, что могут потерять работу

Выборная борьба в США

Демонстрация сторонников Трампа в Роли (Северная Каролина, США), утверждающих, что у них украли победу. 14 ноября 2020 г.
2020 г.14 ноябряпобеду.укралинихучтоутверждающих,США),Каролина,(СевернаяРоливТрампасторонниковДемонстрация
Демонстрация сторонников Трампа в Роли (Северная Каролина, США), утверждающих, что у них украли победу. 14 ноября 2020 г.
Изображение: wikimedia.org

Чтобы понять, что же происходит в США с определением победителя президентских выборов, надо рассмотреть, как шел процесс накануне и в процессе выборов.

Начнем с Байдена. Выдвинувшая его Демократическая партия единогласно поддержала протесты, организованные Black Lives Matter, анархистами и леваками. Пока они только громили магазины, жгли дома и полицейские участки, это было неприятно в основном для тех, чья собственность пострадала, но… в конце концов, не впервые в истории США такое случается. Но вот когда пошли валить статуи — сначала героев Гражданской войны со стороны южан, потом северян, затем дело дошло до отцов-основателей США, а в конце концов до Христофора Колумба и даже Христа — стало ясно, что дело принимает серьезный политический оборот. Ровно в этот момент все, кто реально верит в Бога (а таких в Америке немало), начали консолидироваться вокруг Трампа. Потому что это было невозможно сделать вокруг Байдена, чья партия активно поддержала протесты и снос памятников.

Но вот что странно: демократы же не могли не понимать, что так будет? Более того, все демонстрации выглядели (да и были) вполне управляемыми, и с каждым месяцем их участники всё более и более провоцировали противоположную сторону выйти на улицы с оружием. Однако одноэтажная Америка выходить отказалась. Хотя летом были спорадические попытки защитить памятники, но в основном в национальных парках, куда можно без проблем приехать с оружием. Города же были отданы бесчинствующей толпе. Причем если поначалу там было много негров, то уже через несколько недель среди протестующих в тех же Сиэтле и Портленде осталась в основном белая молодежь анархистского или псевдомарксистского настроя (т. е. леваки). Хотя среди леваков и анархистов тоже есть негры, назвать эти движения расово обусловленными нельзя.

Присутствие в центрах городов толп, крушащих чью-то собственность, и то, что мэры и губернаторы от Демократической партии отказывались их разгонять, тоже работало скорее на Трампа. Он указывал на Сиэтл и Портленд, намекая, что так будет везде, если демократы придут к власти. Это стало причиной роста популярности Трампа среди «нормальных людей», прежде не склонных к осознанному политическому выбору.

Предвыборные обещания Байдена выглядели довольно странными с учетом того, что Америка, хоть и не слишком бурно, протестовала против карантина. Обещания «следовать науке» в борьбе с коронавирусом означали, прежде всего, очередные карантины неизвестной длительности, убивающие мелкий и средний бизнес. А ведь им живут многие американцы. Что толкало этих американцев опять же к Трампу.

Экологическая программа Байдена фактически говорила либо о ликвидации крупных производств в США (прежде всего, нефтедобычи и нефтепереработки), либо о резком уменьшении их прибыльности и тоже уводе в другие страны, что било по среднему американцу — и толкало его к Трампу.

А обещание Байдена на следующий день после инаугурации отменить введенное Трампом снижение налогов уж точно не могло добавить ему избирателей. Конечно, максимально выиграли от снижения налогов крупные компании. Но ведь и обычные жители — тоже. Статистика говорит, что эта мера увеличила реальные доходы домохозяйств на несколько тысяч долларов в год — потерять которые только что получившие эти доллары рядовые американцы вряд ли сильно стремились.

Также демократы обещали строить социальные многоквартирные дома для бедных в одноэтажных районах среднего класса, что однозначно предполагает, по мнению местных жителей, увеличение в районе преступности и наркомании. Это не было встречено с энтузиазмом жителями пригородов.

И, наконец, активная поддержка демократами сексуальных меньшинств и трансгендерная пропаганда толкнули к Трампу даже негров. Так, член палаты представителей Джорджии чернокожий Вернон Джонс, всю жизнь бывший демократом, выступил на съезде республиканцев и заявил, что он за Трампа, потому что считает, что «у черных детей должны быть черный папа и черная мама», а не родители № 1 и № 2 и право выбирать пол.

Все эти пункты программы демократы не пытались даже замаскировать. Создавалось впечатление, что им вообще не были нужны ни голоса избирателей Трампа, ни даже голоса своих чернокожих избирателей.

Таким образом, можно констатировать, что активно Байдена поддерживали Black Lives Matter (основанное трансвеститами, для которых особенно важны жизни черных трансвеститов), анархо-социалистическая молодежь из пригородов и университетов, их профессура и то, что мы называем «творческой интеллигенцией» — актеры (хотя и не все), музыканты, писатели и, самое главное, работники либеральных СМИ.

Кто еще? Элитная часть Республиканской партии, которой Трамп стал костью в горле Так, Митт Ромни поехал во Флориду агитировать за Байдена. Еще одна часть республиканцев, связанных с прессой, объединилась в «проект Линкольн» с одной целью — не допустить Трампа к власти. А объединение «Республиканцы против Трампа» включает в себя несколько сотен бывших и действующих работников госдепа, Пентагона и спецслужб.

На случай победы Трампа на выборах в Вашингтоне был подготовлен майдан, СМИ сообщали о скрытом участии в нем действующих работников госдепа и ЦРУ. Причем от госдепа участвовали «люди с опытом», которые непосредственно организовывали украинский майдан.

Пентагон тоже не проявлял особой любви к Трампу. Самое замечательное, что после выборов генералы сами признались, что скрывали от президента точное число войск в Сирии, чтобы он не приказал вывести всех.

Следующая тема — фальсификации на выборах. О них сообщалось еще летом в прессе: подробно писал об этом New York Post, а Project Veritas выложил оперативные съемки подкупа избирателей на праймериз в нескольких штатах. Но ФБР и Генпрокуратура не только никого не арестовали, но даже и дел не завели, просто отказавшись бороться с потенциальными нарушениями на выборах.

Голосование по почте. Трамп прекрасно понимал, что здесь — необъятное поле для возможных гигантских фальсификаций. Однако будучи действующим президентом, не предпринял на административном уровне никаких видимых мер для предотвращения нарушений. За несколько недель до выборов он призвал своих сторонников идти наблюдателями на выборы — и всё. Правда, предположить, что наблюдателей от республиканцев будут силой выставлять с избирательных участков, было сложно.

Хотя очевидно и то, что Трамп безобразий с подсчетом голосов ждал. И потому загодя нанял команду юристов для опротестования итогов выборов в суде. Что ж, в Пенсильвании этих юристов стали запугивать сразу после выборов, угрожая физической расправой, так что через несколько дней они отказались представлять интересы Трампа. В Мичигане и Висконсине также было сложно найти юристов, которые согласились бы представлять его интересы. И тоже — из-за запугивания.

Помимо Трампа к выборам готовилось и гражданское общество США. Так, адвокат Лин Вуд, специализирующийся на делах о защите чести и достоинства, создал организацию «Ответный удар», чтобы, дословно, «дать отпор руководителям крупных медиакорпораций, которые злоупотребляли федеральной защитой от судебных исков, подвергая цензуре правдивую речь». Интересно, что Вуд начал эту борьбу еще летом, до того, как Twitter и Facebook начали писать на сообщениях Трампа, что это ложь.

Другой как бы независимый игрок за Трампа ― некто Патрик Бирн (Byrne). Он сообщил, что заранее нанял команду хакеров для отслеживания вмешательства в выборы США. Поскольку Бирн миллионер, то он мог это сделать на собственные средства, вопрос лишь в том, что подвигло частное лицо на такую филантропию. Сейчас Бирн очень тесно взаимодействует с Сидни Пауэлл, у которой откуда-то есть информация о том, представители каких стран заходили в ночь выборов на те сервера в Европе, куда стекались данные о результатах голосования граждан США. Бирн вообще довольно много знает и уже начал своими познаниями делиться. Например, он рассказал в интервью, как перед предыдущими выборами по просьбе ФБР давал взятку Х. Клинтон, чтобы, как ему объяснили, ею потом было легко управлять.

Собственно выборная война с Трампом в СМИ началась с публикации фейковых опросов, которые ошибались не в пользу Трампа на 10–15 процентных пунктов и, как показали результаты выборов, были страшно далеки от реальности. На самом деле опросы CNN и прочих медиа отражали не настроения избирателей, а заказ владельцев каналов. Основываясь на этих опросах, демократы подготовили такое число сфальсифицированных голосов, чтобы можно было выиграть большинство в сенате Конгресса США и доминировать в палате представителей Конгресса США.

Трамп же в это время проводил встречи с избирателями в аэропортах по всей стране. В аэропортах собирались толпы в десятки тысяч людей, и толпы эти скандировали «Мы тебя любим». Усилия Трампа дали результаты, и в день выборов Трамп выиграл в гораздо большем количестве штатов, чем предполагалось. У избирательных урн демократов поддержало только западное побережье США и северо-восток.

Поскольку во Флориде пришедшие по почте голоса начали считать заранее и после закрытия участков новые голоса уже не принимали, то Флорида стала первым штатом, где подсчитали голоса. И… оказалось, что Трамп выиграл с большим перевесом. В этот момент до производивших вбросы дошло, что тех голосов за Байдена, которые они вбросили «хорошо» — то есть так, что их вряд ли отличат от настоящих, — не хватит для победы в Пенсильвании, Джорджии и еще ряде штатов. И тогда начались массовые, можно сказать, повальные вбросы. Об этом можно было судить по тому, что в ночь после выборов в Мичигане, Висконсине и Джорджии случился грандиозный всплеск голосов «за Байдена» — при нуле или почти нуле у Трампа (меньше 1% голосов). Притом, что даже в самых «демократических» округах Калифорнии республиканцы хотя бы 10% голосов набирали. Очевидно, что когда добавляется несколько сотен тысяч голосов Байдену и всего несколько тысяч Трампу — это ненормальное распределение, что в принципе так не может быть в большой выборке, в которой соотношение голосов должно быть близко к среднему по округу.

В результате таких вбросов победителем в ряде колеблющихся штатов СМИ объявили Байдена. Уже на 2–3 день после выборов стали появляться свидетельства того, что в Пенсильвании на письма с бюллетенями, которые оправлены уже после выборов, незаконно ставят дату 3 ноября и передают на избирательные участки для подсчета. Избиратель в здравом уме и твердой памяти, знающий, что бюллетени должны быть отправлены по почтовому штемпелю 3 числа, не будет кидать их в почтовый ящик 4 ноября. Конечно, кроме случая, когда он точно знает, что на конверт поставят «правильную» дату.

После того как Трамп заявил, что выборы были сфальсифицированы, и призвал свидетелей давать показания, свидетели пошли к юристам Трампа как рыбы на нерест. Показания под присягой давали не только республиканцы, но и независимые наблюдатели и даже умеренные сторонники демократов. На данный момент собраны примерно 10 тысяч данных под присягой показаний. Причем простые американцы давали показания о нарушениях на выборах, несмотря на большой риск потерять работу. Вот один из примеров. Когда на повторных слушаниях в Мичигане представитель демократов спросила свидетельницу, почему больше никто не идет давать показания, ведь не она же одна видела вопиющие нарушения, свидетельница ответила, что все боятся. Она сказала, что ее жизнь разрушена, что она потеряла работу и брать ее на работу никто не хочет. Она также заявила о поступающих угрозах ее жизни и жизни ребенка.

Упомянутая выше Сидни Пауэлл также подтвердила, что указанным в ее иске свидетелям угрожают. Она сообщила как минимум об одном похищении свидетеля и о том, что один свидетель попал в больницу. Из сказанного не ясно, один это и тот же человек или два разных. Сами свидетели во время слушаний заявляли не только об угрозах жизни. Так, одна свидетельница сказала, что у нее сгорел дом, «но это же не повод менять показания».

Свидетельница с 20-летним стажем проведения выборов в штате Джорджия заявила, что с такими массовыми нарушениями, как в 2020 году, она за двадцать лет не сталкивалась. И, в частности, рассказала, что видела при пересчете пачки бюллетеней, размноженные копированием — все отметки в них были идентичны и имели идеальную форму, то есть выглядели, как напечатанные.

Свидетельница в Мичигане, эмигрировавшая из Индии, заявила, что индийские выборы известны своими фальсификациями, но то, что ей довелось видеть при работе на избирательном участке в Детройте, много хуже.

Отдельно стоит выделить поведение судов и отношение к судебным решениям. За несколько дней до 3 ноября судья Верховного суда США Самуэль Алито вынес предписание штату Пенсильвания хранить прибывшие по почте после 3 ноября бюллетени отдельно — с тем, чтобы позже суд решил, имеет ли избирком право их учитывать. Это решение было проигнорировано. В Филадельфии в ночь после выборов из здания, где вели подсчет присланных по почте бюллетеней, наблюдателей от Республиканской партии выдворили. Им приказали находиться на таком расстоянии от участка, что, по их свидетельству, «без телескопа» невозможно было увидеть, были ли подписи на конвертах с бюллетенями, совпадали ли они с образцами в базе данных избирателей штата и нет ли там нарушений при оформлении бумаг. На следующий день республиканцы потребовали в суде, чтобы их допустили к наблюдению. Суд вынес решение в их пользу, но… избирком проигнорировал решение суда, оставив республиканцев за дверьми.

Еще интереснее оказалось поведение судов при рассмотрении исков о нарушениях на выборах. В Пенсильвании ни один суд так и не стал рассматривать иски Трампа или его сторонников по существу, отбрасывая их по формальным критериям. То же происходило и в других штатах. Так, в Джорджии суд отверг иск, поданный Лином Вудом от имени нескольких избирателей штата. Истцы заявляли, что разные правила проведения выборов в разных округах одного штата нарушают равенство всех избирателей перед законом, а поданные по почте голоса без проверки подписей избирателя, то есть с нарушениями, обнуляют их голос. Суд отказался рассматривать дело по двум причинам: во-первых, истцы не указали, какой вред эти нарушения причинили конкретно им, и, во-вторых, потому что подсчет голосов уже завершен.

Еще более возмутительным был отказ Верховного суда США рассматривать иск, поданный штатом Техас против четырех колеблющихся штатов, к которому присоединились еще шестнадцать штатов и президент США. В иске штат Техас просил суд ответить на вопрос: обязаны ли штаты США соблюдать Конституцию США и местные законы при проведении выборов президента США? И если вдруг окажется, что обязаны, принять меры против четырех штатов, нарушивших Конституцию. Верховный суд заявил, что такие дела ему не подсудны и не стал рассматривать дело. Хотя именно для разрешения споров между штатами этот суд был в свое время создан. Примерно так же Трамп и его сторонники проиграли в судах все дела. Единственным, кто сумел добиться слушания доказательств в суде, оказался кандидат в сенаторы в Массачусетсе доктор Шива Айядурай, заявивший, что примененный машинами для подсчета голосов алгоритм украл у него примерно треть голосов, а с ними и место в сенате США. Слушать доказательства согласился назначенный еще при Рейгане судья. Слушания состоятся позже — в январе. Даже если этот кандидат в сенаторы сумеет отстоять свою правоту и добиться признания юридически значимым доказательством статистический анализ данных, Трампу это мало поможет. Поскольку произойдет уже после инаугурации.

Одно из основных сражений происходило за голоса в Пенсильвании. И тоже в связи с отсутствием наблюдателей-республиканцев. Требование Республиканской партии прекратить подсчет до тех пор, пока его не смогут наблюдать представители Республиканской партии, было проигнорировано. В результате такого бесконтрольного подсчета преимущество Трампа в Пенсильвании в 700 тыс. голосов чудесным образом превратилось в отставание в 80 тыс. голосов. Именно в Пенсильвании, согласно данным избиркома, проголосовали по почте сотни людей 1800–1900 годов рождения. Согласно этим же данным, десятки тысяч избирателей вернули бюллетени с голосами раньше, чем они им были высланы, и еще больше избирателей ухитрились вернуть бюллетени в тот же день, опровергая повсеместные обвинения в адрес почты в плохой работе — в данном случае имела место невиданная в США «оперативность» почтовой службы. Но самыми продвинутыми оказались примерно 9 тысяч избирателей, вернувших по почте заполненными бюллетени, которые им, как выяснилось, вообще не высылали.

Согласно показаниям работников почтовой службы Пенсильвании, почта также датировала 3-м ноября конверты, попавшие на почтовые участки 4–6 ноября. Вообще это незаконно даже в отношении обычных писем, и тем более — в отношении бюллетеней, которые должны 3 ноября уже быть на избирательных участках. Потому что 4 ноября желающие вбросить голоса уже точно знали, сколько нужно вбросить для победы Байдена.

При таких «казусах» в любой другой стране мира все наблюдатели и НКО сообщали бы о вопиющих нарушениях на выборах и требовали отменить их результаты, и СМИ США были бы в первых рядах. Конгресс США немедленно принял бы осуждающую резолюцию, а то и сразу санкции. Но когда стоит задача скинуть Трампа, зрение отказывает и нарушений не видят. Отметим также, что в Европе голосование по почте запрещено.

В Джорджии в результате подсчета голосов, длившегося неделю, большой перевес Трампа точно так же превратился в проигрыш чуть более 10 тыс. голосов. При этом имеется видео, на котором работники избирательного участка (пять человек) сначала удаляют из помещения всех наблюдателей, прессу и «лишних» работников участка. Затем вытаскивают из-под стола ящики с бюллетенями, которые одна из служащих спрятала туда в начале дня, пока на участке было пусто, и начинают подсчитывать эти бюллетени, к тому же еще и пропуская некоторые из них через счетную машину по нескольку раз. Учитывая число работающих машин и время, которое эти бюллетени подсчитывались, признание недействительным только этого вброса (примерно 18 тыс. голосов) отдало бы победу в штате Трампу (даже при том, что голоса «мертвых душ» оставались бы учтенными).

Примерно такие же вбросы осуществлялись в Мичигане и Висконсине, с той лишь разницей, что там бюллетени подвезли уже после полуночи (избирательные участки закрылись в этих штатах в 20:00 и после этого бюллетени не должны были приниматься) и выгрузили из автомобилей во время пересменки бригад, считающих бюллетени. Поскольку предыдущая бригада, знавшая, что подсчет почти закончен, ушла, а заступившая бригада не знала, сколько еще работы осталось, мало кто заметил этот вброс. Показания о том, что эти бюллетени в Мичигане были привезены непонятно откуда уже под утро на машинах для продуктов (все решили, что привезли завтрак работникам), и что они почти все были за Байдена, дала технический специалист по обслуживанию машин для подсчета голосов, дежурившая там суточную смену.

В Аризоне и Неваде некая «непартийная» организация по привлечению к голосованию индейцев раздавала индейцам купленные за счет налогоплательщиков подарки, призывая при этом голосовать за Байдена или просто собирая бюллетени в обмен на подарки.

Также свидетельница в Аризоне показала, что на участок, на котором она работала, приезжали проголосовать жители Калифорнии с тем, чтобы, по их словам, «сделать Аризону синей», то есть обеспечить победу Байдена. Это незаконно, но когда она попыталась обратиться к начальнику избирательного участка, тот заявил ей, что все в порядке, и надо позволять им голосовать. При этом, по ее словам, сторонникам Трампа могли не дать проголосовать по любому мелкому поводу.

Все свидетели отмечали, что их обращения по поводу нарушений — к госсекретарю ли штата, в ФБР или в Генпрокуратуру — оставались без ответа. Так, будто правоохранительным органам было запрещено расследовать нарушения на выборах. Или, что называется, не интересно «от слова совсем».

Таково положение дел на сегодня, когда приверженцы Трампа выходят на новый этап борьбы — уличный. Как и куда она развернется, покажут уже ближайшие дни.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER