logo
  1. Социальная война
Аналитика,
Узурпировав власть, чиновники буквально запрещают обучать детей по тем учебникам, которые могут научить вдумчиво читать, грамотно писать, хорошо считать

Роль родительского движения в защите духовно-нравственного содержания современного образования

Начать хотелось бы с двух утверждений:

1. Главный удар по жизнеспособности семьи нанес социальный слом-катастрофа, который лукаво назвали перестройкой.

2. Главный удар по нравственному состоянию семьи нанесли тоталитарно-либеральные СМИ и «реформы» Министерства образования.

Наша конференция свидетельствует о том, что родительская общественность после долгих лет недоумения и растерянности переходит к организованным действиям по защите своих семей, своих детей, своей родной отечественной системы образования. Раньше мы были способны лишь на отчаянные локальные протесты против тотального обрушения социального благополучия, против наступления зла и порока, против попрания традиционных культурных ценностей. Сегодня мы должны уже обсуждать не только защитно-оборонительные действия, но и конструктивные политические стратегии, — стратегии сохранения и сбережения в нашей стране нормальной семьи и хорошего образования.

Всем нам хорошо известен тот факт, что родительское сопротивление изначально возникло как реакция на внедрение в учебный процесс развратных либо псевдопрофилактических программ, которые в те или иные периоды имели разные названия и включались в различные дисциплины: то в валеологию, то в биологию, то в ОБЖ. А то и имели собственное название — например, «Сексуальное просвещение», или профилактика наркомании, ВИЧ/СПИДа или профилактика ИППП (инфекций, передающихся половым путем).

Что происходило на этих занятиях для меня как психолога — просто настоящий триллер: здесь и одевание презервативов на бананы или огурцы, и инструкции по использованию одноразового шприца (программа «Снижение вреда»), и рассказы о различных (анальных, оральных, вагинальных) видах секса (тема «Любовь» для девятиклассников), и объяснение в каких случаях люди начинают употреблять наркотики (ну, например, потому, что им скучно, тревожно, одиноко, их не понимают родители или сверстники, — это из программы ОБЖ для 6 класса, которую выпускал муниципальный центр «Холис» г. Екатеринбурга). А чего стоят огромные красочные плакаты, детально и подробно описывающие структуру половых органов, о чем школьникам сначала учитель должен рассказать, а потом это вербальную порнуху надо было ученику рассказывать на оценку (и это для детей 12–14 лет). Учителя-биологи поначалу сами были шокированы подобными пособиями, многие из них саботировали нововведения. Но методисты, обученные на специальных семинарах-тренингах, зорко следили за исполнением программ, т. к. внедрение развратного содержание в школьное обучение спускалось по официальным инструкциям из Министерства образования и хорошо оплачивалось.

Отменив советскую программу «Этика и психология семейной жизни», в начале 90-х годов Российская ассоциация планирования семьи (РАПС) разработала программу полового воспитания, которая и стала реализовываться на государственном уровне. У истоков сексуального просвещения российских школьников (сегодняшних родителей) стояли Е. Лахова и Е. Мизулина. В качестве официальных мотивов введения данной программы были заявлены: снижение подростковой беременности, венерических заболеваний, психических сбоев, снижение сексуальных извращений, профилактика СПИДа. Содержание курса рассчитано на 374 часа с 1 по 11 класс. Только на изучение физиологии полового акта отводится 26 часов. По данному курсу рекомендуется использование муляжей и ролевых игр. Задачей обучения было снятие чувства «ложной стыдливости», выработка навыков «безопасного секса» и др. Именно в данной программе родители впервые для России называются «производителями», то есть была введена новая терминология, за которой стоит не просто новое слово, а новое отношение к родительству. Так в стенах школы началось спланированное РАПСом и реализованное Министерством образования нравственное разложение будущих семей.

В те годы родительская общественность всякий раз возмущенно недоумевала: как же так? — ведь школа всегда учила только «доброму и прекрасному»... Мы это по себе знаем, все вышли из советской школы. Каждый негативный случай воспринимался как нонсенс, как ЧП. И еще долго длился период непонимания того, что либеральные реформы школы на самом деле осуществляют несколько скрытых целей посредством так называемой «модернизации образования».

Основной целью было нравственное развращение подрастающих поколений, т. е. адаптация их сознания к пороку через легитимизацию греха; (что родителям стало видно, прежде всего) — привлечение внимания к сексуальному опыту, навязывание отношения к аборту как к обыденной реальности так называемого свободного секса, насаждение толерантного отношения к гомосексуальным извращениям, рассказы о 5 видах полов и пропаганда противопоставления традиционных и постмодернистских жизненных приоритетов. В частности — «Большая четверка современных ценностей: деньги, секс, карьера, власть» как претензии на бесподобность. Развращение осуществлялось посредством содержания специальных программ, в которых и осуществлялось разрушение чувства интимного стыда, через преждевременное раскачивание сексуальности. А сексуальность, в свою очередь, полностью блокировала развитие интеллектуальной сферы.

Так был запущен механизм деградации и дебилизации.

В 1997 году под натиском родительского возмущения программы «Сексуальное просвещение» были запрещены. Но процесс развращения не был остановлен, так как пропаганда порока изменила название и с неизменной поддержкой Министерства образования расползлась по разным дисциплинам, как естественнонаучным, так и гуманитарным.

В 2006 году была пресечена еще одна серьезная попытка внедрения откровенно развратных программ ОБЖ, разработанных ЮНИСЕФ и адаптированных к российской системе образования муниципальным центром «Холис» г. Екатеринбурга. Но так как Министерство образования лишь временно отступило в осуществлении своих планов, сегодня мы вновь стоим перед очередной угрозой внедрения преступных программ.

Другая, не проговариваемая цель реформ — снижение качества образования. У современного Министерства образования нет цели дать нашим детям хорошее образование. Потешаясь над классической знаниевой парадигмой образования, охаивая советскую парадигму «воспитания творческой, гармонически развитой личности», наши менеджеры правительственных коридоров навязали школе компетентностную парадигму образования. Отменен главный принцип педагогики — введение новых поколений в культуру своего народа. Знания сейчас не в чести, главное — извращенно понимаемый принцип развития.

Мало того, что содержание предметов нарушает все основы педагогики, так теперь решили еще убрать последний заслон на пути оболванивания наших детей — доброго учителя-наставника, способного объяснять непонятное. По новым стандартам, технологии обучения таковы, что педагоги должны стать тьюторами, сообщающим, что знания-то есть, но искать их ученик должен сам, в пределах своего запроса и мотивации. В школе запрещено объяснять не только предметные знания, но и нравственные основы поведения. Оказывается, ребенок их должен вывести сам из своего опыта общения.

Им, конечно же, не указ К. Д. Ушинский, который утверждал, что сильный, развитый ум — это хорошо организованные знания. А что можно развивать без знаний? — только демагогию, амбициозность, самомнение!

ЕГЭ — суперметод уничтожения всякого системного образования. Аналоговый экзамен систематизирует знания, тестовый — учит гадать, как в казино. Это, по существу, скрытое формирование сознания игрока.

Более того, узурпировав власть, чиновники буквально запрещают обучать детей по тем учебникам, которые могут научить вдумчиво читать, грамотно писать, хорошо считать. Нам навязывают такие образовательные системы, которые много требуют от детей, паразитируют на родительском труде, сами же вносят лишь хаос в головы учеников. Математика уже не учит логике мышления, уроки словесности не научают понимать смысл прочитанного. Современных детей не учат чувствовать красоту языка и передавать выразительность речи.

Нарушены все психолого-педагогические законы обучения. Попраны все возрастные нормы. В начальной школе царят алгоритмизация, абстрактность и абсурдность. В средней — бессистемность и непоследовательность. В старшей школе процветает релятивизм и натаскивание. Не формируется способность сознания учеников к целеполаганию. Не формируется структурность мышления и личностная целостность. Нашим детям больно думать, не хочется мыслить, у них убивается потребность познавать. Даже те программы, которые называют себя традиционными, таковыми не являются. Содержанием современных программ убиваются образность, спонтанность и символическое в интеллектуальной сфере наших школьников. Для меня как для православного человека это особенно страшно. Ведь для богопознания требуется очень тонко организованный ум — гибкий и сильный одновременно, способный постигать непостижимое.

Таким образом, уничтожается всякая интеллектуальная основа для формирования как научного мышления, способного к рационально-логическим умозаключениям, так и для формирования иррационально-созерцательного, религиозного мышления. И это уже похоже на интеллектуальный геноцид.

Такая откровенная наглость «малого народа» в отношении «большого народа» возможна лишь только тогда, когда есть уверенность, что «пипл всё схавает». И к нашему ужасу — учительская общественность многое понимает, страдает от своего бессилия, но — МОЛЧИТ!

Целенаправленное разрушение исторической связи поколений, разрушение традиций преемственности культурных ценностей — еще одна явная цель современного содержания образования. Дегероизация, десакрализация — вот чем насыщены гуманитарные предметы, — всё осмеивается и обесценивается. Существуют 60 вариантов учебников истории, все они написаны на зарубежные гранты. Отечественного учебника пока так и нет. Мы видим агрессивное насаждение неприязни к своему Отечеству, к своей Родине. Навязывается завистливое восхищение западным образом жизни. И это в то время, когда народы Западной Европы с надежной смотрят на Россию, которая одна сопротивляется разрушению традиционной семьи.

Следующая цель современного образования — разрушение коллективистского стиля жизни в школьном коллективе. Насаждение идеологии надменного лидерства, специальная организация различных форм соперничества. Дети перестали друг другу объяснять, помогать, подсказывать, наконец. Зато всё отработано по схеме передач «Слабое звено», «Последний герой». Школа учит наших детей предавать и бросать в беде. Это названо либо «разумным эгоизмом», либо «разумной агрессивностью». А по существу школьников приучают к равнодушию и жестокосердию. Вместе с тем, либеральные реформы сразу же отказались от развития у школьников элементарных практических навыков по жизнеобеспечению. Фактически был наложен запрет на трудовое воспитание в школе.

В ходе прохождения школьных реформ первые 15 лет ни разу не озвучивалась ни одна цель модернизации. Педагогическая общественность недоумевала и вопрошала, но ответа не получала, пока, наконец, экс-министр образования Фурсенко не раскрыл эту либеральную тайну: ЦЕЛЬ школьного обучения — формирование квалифицированного потребителя. На форуме Селигер 23 июля 2007 года он сказал буквально следующее: «Недостатком советской системы образования была попытка формирования Человека-творца, а сейчас наша задача заключается в том, чтобы вырастить квалифицированного потребителя». То есть выпускники школ должны обслуживать оборот рынка. Потребителями чего они должны стать? Вещей, удовольствий, наркотиков, алкоголя, сигарет?

И это уже водораздел между родительским недоумением по поводу безобразий в образовании (которые мы могли себе объяснить всякими «плохими дядями и тетями») и родительским осознанием того, что против наших детей ведется настоящая информационно-психологическая война на уничтожение.

С 90-х годов ведутся мероприятия на реструктуризацию школьного образования. Были поставлены и осуществляются 2 задачи:

1. Пустить образование по двум рукавам: академическому и народному — для социально обеспеченных родителей и неимущих родителей. Академическое — для узкого круга «элиты» (где хоть как-то сохраняется процесс обучения), а народное — для быдла («никаких дополнительных объяснений — только информирование о каких-то отрывочных сведениях»).

2. Разорвать структурную преемственность обучения: разбить школы на младшую, среднюю и старшую — сократить до минимума. Разорить школьную деревню. 50 «училок» на 2 тысячи подростков. Наркотики, секс в туалетах, курение и алкоголь на переменах.

Обе задачи демонические: расчеловечивание — это то, что ученые называют дегуманизацией общества. Но точнее это можно назвать фашизмом. Может ли родительская общественность стоять в стороне, когда уничтожается образовательная система? Конечно, нет. Как сказал академик Юрий Михайлович Колягин, «Телегу под названием образование кроме родителей вытащить некому». Учителя бесправны, директора заточены под антинародных чиновников.

Уже много партизанских образовательных отрядов существует, есть и герои-одиночки — родители, которые сами обучают своих детей. Это всё хорошо, но мизерно и недостаточно. Нужна новая концептуальная стратегия и защиты, и возрождения отечественного образования.

На съезде РВС было сказано о создании чартерных школ. Да, это возможно. Это юридически правомерно. Но для этого необходимо объединение усилий. Нужна практическая консолидация усилий. Но ведь родители могут многое ради интеллектуального и духовно-нравственного спасения своих детей.