Хрупкие государства занимают центральное место в борьбе Вашингтона с Москвой и Пекином

NI: доктрина Байдена должна включить в себя стратегию глобальной хрупкости

Джон Макдональд Эйкен. Шахматист (фрагмент). 1922
Джон Макдональд Эйкен. Шахматист (фрагмент). 1922
Джон Макдональд Эйкен. Шахматист (фрагмент). 1922

В прошлом году, под самый занавес президентства Трампа, в Госдепе США отчитались о начале внедрения стратегии глобальной хрупкости (СГХ). В рамках данной стратегии двухпартийная группа ее разработчиков предложила изменить подход к решению международных проблем в так называемых хрупких государствах.

Разработчики СГХ предложили ограничить круг стран для пристального контроля США. Они предложили ограничиться всего пятью «хрупкими» странами, на территории которых льется кровь в вооруженных конфликтах, свирепствуют пандемии и коррупция. Ограничиться предложили теми странами, «хрупкостью» которых могут воспользоваться Китай и Россия.

После прихода команды Байдена к власти в Белом доме ей требовалось какое-то время на то, чтобы сориентироваться. Пока это время шло, в Госдепе немного подзабыли об угрозах, исходящих от «хрупких» государств. Бывший сотрудник отдела по планированию политики государственного департамента Патрик Квирк в статье для The National Interest напомнил хозяевам Белого дома об этой проблеме.

В статье от 17 октября «Как доктрина Байдена должна решать проблемы хрупких государств» он сделал ряд рекомендаций команде Байдена, которая должна закончить разработку своей стратегии национальной безопасности США к началу 2022 года.

«Первые восемь месяцев работы администрации Байдена определялись внешнеполитическим прагматизмом. Решения президента Джо Байдена направлены на перераспределение ресурсов для решения проблем, которые, по его мнению, являются наиболее острыми угрозами для Америки», — пишет Квирк.

Квирк обратил внимание на необходимость расставить приоритеты в будущей стратегии национальной безопасности США (СНБ) и предложил сместить их в сторону компенсации рисков для интересов США, которые создают хрупкие государства.

«Команда Байдена планирует завершить разработку своей Стратегии национальной безопасности к началу 2022 года. Поскольку Белый дом вносит последние штрихи в эту структуру, он должен объективно проанализировать и расставить приоритеты по всем мощным угрозам. Поэтому СНБ должна включать рекомендации о том, где, когда и как Соединенные Штаты будут реагировать на риски, исходящие от нестабильных государств», — говорится в статье.

Как пишет Квирк, такие страны, как Гаити и Мозамбик, для национальной безопасности США не так важны, как конкуренция с Китаем в Индо-Тихоокеанском регионе. Но такие страны мешают интересам США и могут помешать реализации других приоритетов команды Байдена.

У команды Байдена есть квалифицированный набор департаментов и агентств, способных вовремя распознавать и смягчать угрозы в хрупких странах до того, как они дадут «метастазы», пишет Квирк. Он предлагает четыре приоритетных направления сосредоточения энергии, предусмотренных стратегией глобальной хрупкости.

«Хрупкие государства менее приспособлены для подавления распространения пандемий, таких как COVID-19, с большей вероятностью могут стать источником насильственных конфликтов из-за хищнического управления и менее способны обуздать изменение климата или справиться с его последствиями», — пишет Квирк.

В качестве четвертого направления в ряду с борьбой с COVID-19, насильственными конфликтами и изменением климата, Квирк предлагает команде Байдена учесть риски еще с одного направления: «В некоторых случаях хрупкие государства более восприимчивы к вмешательству Пекина или Москвы и, следовательно, занимают центральное место в нашей конкуренции с этими противниками».

Автор статьи в NI также указал на два вопроса, которые необходимо учитывать при разработке политики в отношении хрупких государств: «первый — это борьба с распространением негосударственных вооруженных группировок во всех крупных регионах». Под негосударственными вооруженными группировоками автор подразумевает террористов, повстанцев и ополченцев.

По его мнению, такие группы ставят под угрозу легитимность правительств хрупких стран, оспаривают монополию «принимающей страны на законное применение силы и способствуют незаконной экономике».

«СНБ должна включать руководство по переоценке того, как и когда правительство США привлекает такие группы, в том числе, когда интересы совпадают, в качестве партнеров по стабилизации», — рекомендовал Квирк.

Напрямую говорится о том, что США могут использовать террористов в тех случаях, когда это в интересах США. Только надо соблюсти рекомендации разработчиков стратегии глобальной хрупкости, и тогда даже террористы могут послужить делу стабилизации.

Вторая угроза со стороны хрупких государств, по мнению Квирка, это угроза приверженности администрации Байдена борьбе с коррупцией во всем мире.

«Слабые институты, захваченные хищническими элитами, подпитывают коррупцию в таких странах. Поэтому использование дипломатии и иностранной помощи для укрепления демократии и благого управления в нестабильных условиях будет служить двойной цели — снижению рисков нестабильности в нестабильных условиях и сдерживанию коррупции. Но Соединенные Штаты должны пойти дальше, нацелившись на пособников коррупции в региональных государствах и на западе», — сказал Квирк.

СГХ предполагает вмешательство США во внутренние дела хрупких стран с целью смены элиты в этих странах как «хищнической» и навязывание «демократии и благого» управления в этих странах, видимо, подконтрольной США элитой.

В итоге Квирк пишет, что команда Байдена должна обеспечить эффективную реализацию исполнительной властью США «Стратегии США по предотвращению конфликтов и содействию стабильности» или кратко «Стратегии глобальной хрупкости», которая предусмотрена действующим в США «Законом о глобальной хрупкости от 2019 года».

Кроме того, Квирк рекомендовал администрации США распределить расходы на реализацию данной стратегии. «Соединенные Штаты не должны повсеместно решать проблему нестабильности государств. Но они должна решить эту проблему и ее последствия в странах, которые больше всего важны для интересов США».

По мнению американского эксперта, США надо наладить сотрудничество с ЕС и такими странами, как Германия, для совместного сокращения рисков от хрупких государств. Такая кооперация может быть удобным поводом для начала превращения риторической приверженности Белого дома активизации НАТО на реальные дела.

По его мнению, сотрудничество может начаться с выбора стран или областей, в которых у США и ЕС есть общие интересы, а затем «согласования разделения труда, для которого субъект будет решать тот или иной вопрос».

Вопрос «разделения труда» применительно решения проблемы хрупкости имеет свои подводные камни. Экс-директор отдела по планированию политики Госдепа США Кирон Скиннер, будучи в этой должности, 14 марта 2019 года заявила, выступая в Госдепе, что США не против помощи международных структур, но с несколькими оговорками.

«Администрация Трампа приветствует эти усилия — до тех пор, пока (международные — прим. ИА Красная Весна) организации остаются подотчетными, не захвачены особыми интересами и не участвуют в идеологической колонизации. Однако во многих случаях наднациональные организации менее важны, чем наша (США — прим. ИА Красная Весна) поддержка местных законных властей», — сказала тогда Скиннер.

На самом деле не так важно с этой точки зрения, кто президент — Трамп или Байден, демократ или респуликанец. Стратегию разрабатывали как именитые демократы, так и не менее именитые республиканцы. Они в каком-то смысле гордились таким своим единством, по крайней мере, по отношению к хрупким государствам в мире.

Очевидно, что приглашая к сотрудничеству в этом вопросе Германию, с ней придется как-то делиться, так же как и с международными наднациональными организациями. Однако возможностью идеологической колонизации в хрупких странах, как самым вкусным, США делиться не будут.

Напомним, закон о глобальной хрупкости (Global Fragility Act of 2019) был принят в США в декабре 2019 года. Согласно этому закону в течение 270 дней необходимо было разработать внешнеполитическую стратегию США, которая учитывала бы разработки в рамках работы с хрупкими государствами. Стратегию официально приняли в декабре 2020 года.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER