logo
Статья
  1. Экономическая война
  2. Электроника в мире

Битва за память и первенство суперкомпьютеров — электроника за неделю

ЭлектроникаЭлектроника
Евгений Давыдов © Красная Весна

Мировая электронная война

На позапрошлой неделе произошло очередное событие в противостоянии производителей памяти из Китая, Тайваня и США, уже обсуждавшемся нами ранее. Тогда Министерство юстиции США выдвинуло обвинения против тайванской UMC и китайской Jinhua в краже технологий американской Micron, которая до этого безуспешно пыталась отстоять свои права в китайском суде, выдвинув обвинения против конкурентов.

Теперь UMC ответила американским властям. Суть ответа в том, что разработанная тайваньцами для китайцев технология и структура кристалла памяти, по ней производимого, отличаются от технологий Micron. Более того, по заявлению UMC, и Micron тоже не сама разрабатывала технологию производства памяти 25 нм, а получила ее, купив у японской Elpina и тайваньской Rexchip. UMC заявила, что не горит желанием переносить разбирательство на страницы прессы, но будет защищаться от любых ложных обвинений и необоснованных спекуляций.

В битве за память на полях мировой электронной войны на китайском участке фронта есть еще одна горячая точка, где на прошедшей неделе произошло событие, заслуживающее внимания. Китайские антимонопольные органы провели пресс-конференцию, на которой заявили, что собрали много доказательств картельного сговора трех гигантов производства оперативной памяти: корейских Samsung и SK Hynix и той же американской Micron. В случае, если доводы антимонопольных органов Китая будут приняты, компаниям грозит штраф в размере 10% от выручки за все время нарушения китайских законов, то есть за 2016 и 2017 годы. В общей сложности это будет около 8 млрд долларов. Выручка всех троих по годам составила 32,1 млрд долларов и 44,68 млрд соответственно. Доля Micron в 2017 году — 10,4 млрд долларов. Вот такой ответ китайских властей может получить американская компания. Вряд ли ее утешит тот факт, что пострадают и корейцы. Не будем утверждать, что обвинения от Минюста США и претензии антимонопольщиков Китая связаны. После не значит вследствие. Но факт в том, что Micron рискует получить весьма болезненный удар.

Надо отметить, что подозрения в сговоре трех «толстяков», которые озолотились на производстве и продаже памяти по высоким ценам в условиях ее дефицита, не изобретение китайских коммунистов. Мы уже упоминали, что такую гипотезу выдвинули аналитики тайваньской DRAMeXchange еще в 2016 году. Китайцы лишь скрупулезно собирают факты, подтверждающие эту гипотезу. СМИ пишут, что производители даже идут на сотрудничество с антимонопольщиками.

Теперь посмотрим на ситуацию с флеш-памятью. На прошедшей неделе китайский гигант Tsinghua Unigroup, которая поставила своей целью создать крупнейшего национального производителя памяти (например, ей подконтрольна YMTC, развивающая производство 3D флеш-памяти), сделала еще один шаг на этом пути. Компания заключила стратегический альянс с Longsys Electronics из Шэнчьженя. Последняя продает карты памяти и твердотельные накопители, поэтому нуждается в поставках многослойной флеш-памяти. Интересно, что год назад Longsys купила у той же Micron бренд Lexar. И вот теперь под ним в США будет поставляться уже китайская продукция. Это не первый случай. В свое время IBM продала китайской Lenovo бренд ноутбуков для бизнеса ThinkPad и его производственное подразделение. Интересный способ продвигать по сути свою продукцию на рынки, уже завоеванные брендом, путем покупки его целиком.

Но китайские компании бойко завоевывают рынки и без мимикрии под известные имена. На прошедшей неделе появились результаты квартальных исследований рынка смартфонов компанией IDC. В регионе EMEA — Европа, Ближний Восток и Африка — лидером по количеству продаж остался корейский Samsung с 30% рынка (в штуках). Однако, по сравнению с прошлым годом его доля уменьшилась (было 33,6%), а вот доля китайской Huawei увеличилась с 11,9% до 19,3%. В отдельно рассматриваемой IDC Индии с Samsung борется другая китайская компания — Xiaomi. В прошлом году доли компаний были одинаковыми — 23,5%, а в этом китайцы вырвались вперед — 27,3% против 22,6% у корейцев.

Как мы видим, завоевание китайцами международных рынков, явно или в чужих костюмах, идет успешно. Но западные страны отнюдь не смотрят на это спокойно. На прошедшей неделе агентство Reuters опубликовало материал, в котором, ссылаясь на неназванные источники в немецком руководстве, утверждается, что часть этого руководства собирается предпринять меры по запрету выхода китайцев из Huawei на рынок Германии по построению нового поколения сетей 5G. Подобные решения уже приняли американцы и австралийцы, поэтому это не является чем-то из ряда вон выходящим. Ссылаются апологеты запрета на старую добрую национальную безопасность. Проведение тендеров на построение сетей 5G в Германии должно стартовать в начале 2018 года, поэтому противникам китайской экспансии самое время начать активные действия.

Однако ни на Западе, ни на Востоке нет единого мнения по поводу торговой войны с Китаем. Властям, взявшим в руки ее топор, приходится исступленно рубить невидимую руку рынка, которая норовит тем или иным образом продвинуть более дешевые и нередко совсем не уступающие никому по качеству китайские товары или комплектующие на мировые рынки. На прошедшей неделе СМИ сообщили, что им стало известно из информированных источников о переходе корейской Samsung в своих новых смартфонах на китайские комплектующие, а именно антенны и камеры. Детали были проверены на пробных партиях и более дешевых устройствах, а теперь будут использоваться и во флагманских моделях Samsung S10. До этого использовались корейские комплектующие.

Немецкий Daimler объявил на прошедшей неделе о планах вложить 158 млн долларов в новый исследовательский центр в Китае для ускорения локализации производства мерседесов в Поднебесной.

Как видим, без заградительных мер, собственно и являющихся мерами экономической войны, традиционным технологическим государствам-лидерам все труднее бороться с китайской экспансией. Но выходит, что в условиях взаимной зависимости от рынков и поставок друг друга, на меры экономической войны можно найти ответные и не менее чувствительные меры. Казалось бы, давно ли мы обсуждали миллиардный штраф, наложенный американцами на китайскую ZTE, а вот уже просматриваются и встречные миллиардные штрафы против Micron. А невидимая рука рынка в свою очередь толкает компании в объятия Китая, заманивая огромным растущим рынком, дешевизной производства и транспортной близостью к другим рынкам.

Покуда технологическая зависимость Китая от Запада сохраняется, а она в некоторых отраслях еще никуда не делась, запретительные меры или угроза их применения будут как-то действовать. Например, как в случае с той же ZTE, которой просто перекрыли поставки комплектующих американского происхождения, чтобы она приняла все условия Запада. Но как западные страны будут защищаться, когда Китай догонит их и технологически?

Супертяжеловесы

Одна из областей, где зависимость Китая от западных технологий сохраняется, — это, конечно, процессоры. Но и тут китайцы не сидят сложа руки, а работают. После запрета 2015 года на поставку процессоров Intel Xeon в некоторые китайские центры строительства суперкомпьютеров деваться было уже некуда, но задел уже существовал. И в 2016 году первую строчку рейтинга самых производительных машин мира TOP500 заняла китайская машина Sunway TaihuLight на китайских же процессорах SW26010. В июне 2018 года его потеснил с первого места американский суперкомпьютер Summit на процессорах IBM Power9. А на прошедшей неделе китайцев переместила на третье место американская машина Sierra на тех же процессорах IBM.

Вообще 45% позиций в списке суперкомпьютеров занимают китайцы (в большинстве на западных процессорах), американцы — 22%. Хотя по суммарной вычислительной мощности суперкомпьютеров из TOP500 США превосходят Китай — 38% против 31%.

Также в новую редакцию списка на 38-е место попал китайский суперкомпьютер Advanced Computing System (PreE), построенный на процессорах Hygon Dhyana 32C. Их можно было бы назвать китайскими, но они появились в результате работы совместных предприятий американцев из AMD с китайскими партнерами. По сути, Hygon Dhyana — это копия процессора AMD Epyc 7501. Китайцы контролируют разработку процессоров, AMD принадлежит контрольный пакет производственного подразделения. Сложная система лицензионных соглашений призвана предотвратить возможную утечку технологий.

Китайцы получают доступ к разработкам AMD через подконтрольное американцам совместное предприятие. Последние получают доступ на китайский рынок, например, центров обработки данных и готовы потеснить там Intel. В июне тогдашний руководитель Intel Брайан Кржанич называл одной из задач компании помешать AMD захватить 15–20% рынка ЦОД (уже не только китайского, а мирового). Как видим, и американцы не гнушаются мимикрировать под китайские бренды для завоевания рынков Поднебесной.

Некоторые комментаторы указывали на опасность, что технологии китайцам все-таки утекут, но американские регуляторы одобрили все сделки, не усмотрев в них угрозы интересам США.

В итоге можно сделать вывод, что Китай при помощи разработки собственных технологий и лицензирования западных решает задачи по обеспечению страны необходимыми вычислительными мощностями и в условиях западных санкций. Например, маня западные компании аппетитным рынком и играя на их конкуренции друг с другом, Китай получает необходимые ему процессорные технологии и строит на них передовые суперкомпьютеры.

А что же в России? На прошедшей неделе появилась новость относительно крупных вычислительных комплексов. К сожалению, она как обычно в последнее время пока только о грандиозных планах.

Директор НПО «Молния» Ольга Соколова заявила в интервью РИА Новости, что в России проектируется новый суперкомпьютер для решения задач разработки новейшего оружия. Поскольку среди участников проекта она назвала ИНЭУМ им. И. С. Брука и МЦСТ, не сложно понять, что речь может идти о процессорах «Эльбрус». Такой точки зрения придерживаются источники «Коммерсанта» и еще некоторые эксперты.

В октябре мы уже обсуждали презентацию пробного компьютера на базе «Эльбрус-8С» и интерконнектора «Ангара», что явно можно было рассматривать как шаг на пути создания суперкомпьютера. Разработчика пробного образца НИЦЭВТ Соколова в качестве участника проекта не назвала, но может быть, он прячется за словами «и другие». А может быть, это и не связанные события, то есть параллельно разработку суперкомпьютеров на базе «Эльбрусов» ведут несколько организаций.

По словам Соколовой, проект пока рассчитан на пять лет. С учетом того, что разработка ведется в интересах военных, не следует ожидать его яркого освещения в прессе. Но профильные издания будут следить за ходом проекта, поэтому какая-то информация появляться будет.

Разговоры некоторых СМИ о предполагаемом конкуренте Summit мы спишем на ерничание. А суперкомпьютеры на собственных процессорах России, конечно, нужны. Санкции против вычислительных центров Китая были введены три года назад. Запросто они могут быть применены и против российских организаций, которые занимаются обеспечением военной безопасности страны, и эти задачи неотменяемы. Они должны быть решены в любых условиях любых санкций.

Более того, чем жестче санкционная и вообше экономическая война, тем в большей готовности должны быть силы классической войны. Здесь даже не «Si vis pacem, para bellum» («Хочешь мира — готовься к войне»), а война уже идет. Чем расторопнее будут власти страны в экономической войне, тем более готовы они будут и к классической, конечно, не дай бог, чтобы она случилась.