«Вы на Волге бывали?… Мы в детстве с Сашей, с братом, уезжали на лодке далеко, очень далеко уезжали. И над рекой, бывало, стелется неизвестно откуда песня…»

Песня в жизни Ленина — «Он великое дело задумал…»

Алексей Степанов. На Волге, 1897 г.
Алексей Степанов. На Волге, 1897 г.
Алексей Степанов. На Волге, 1897 г.

Двумя ранее опубликованными статьями–ретроспективами: «Красная Армия — всех сильней» и «Разного калибра застывшие осколки», рассказывавшими о песнях времен иностранной интервенции и гражданской войны, была фактически начата большая тема, посвященная тому, как отразились страницы отечественной истории в музыке и песнях. Данный материал также продолжает это направление.

Сегодня немалые страсти бушуют вокруг имени Ленина. Что не мудрено, поскольку из истории его не вычеркнуть, а значит, нужно формулировать свое отношение к этой исторической личности. Впрочем, многие это отношение не столько «формулируют», сколько пытаются «формировать» его у других, навязывать его другим.

Причем диапазон «трактовок» образа Ильича настолько широк, что за ними уже почти не видно «живого» Ленина. Всё, связанное с ним, или чрезмерно очернено, или безудержно приукрашено. Меж тем у Ленина не было как «диавольских рогов и копыт», так и «божественный нимб» над головой не сиял. Он был живым человеком, с привязанностями и страстями.

В цикле статей, рассказывающих о речах Владимира Ильича и его соратников, читатели могут услышать аудиозаписи живого голоса вождя. А в данной публикации есть возможность соприкоснуться с внутренним миром Ленина, услышав те песни, что он любил. Надеюсь, для кого-то это сделает более понятным и доступным образ Ильича.

О том, что В. И. Ленин очень любил музыку, известно всем, кто хоть мало-мальски интересуется его личностью, его биографией. В год 150-летия Ильича хотелось бы чуть подробнее коснуться этой темы. При этом, в центре внимания будут песенные пристрастия Ленина. Хотя и о его предпочтениях в музыке классической, музыке инструментальной совсем не упоминать тоже нельзя.

Мария Александровна Ульянова, мать будущего вождя пролетариата, была прекрасным музыкантом, поэтому все ее дети, и Володя в том числе, росли в музыкальной среде. Особенно часто звучала музыка Бетховена, любовь к которой Ленин пронес через всю жизнь. В наследии композитора он выделял две сонаты: «Appassionata» и «Патетическая», а также увертюру к «Эгмонту» (по Гёте).

«Изумительной, нечеловеческой музыкой» позже назовет сонаты Бетховена Владимир Ильич, добавив: «Я всегда с гордостью, может быть, наивной, детской, думаю: вот какие чудеса могут делать люди».

Ленину было близко творчество Петра Ильича Чайковского (особенно его 6-я симфония «Патетическая») и Николая Андреевича Римского-Корсакова, других русских композиторов XIX века. Он любил слушать произведения Франца Шуберта, Фридерика Шопена, Эдварда Грига, интересовался операми Рихарда Вагнера.

Мария Александровна не только сама исполняла музыкальные произведения для своих детей, она учила их музыке, учила играть на фортепиано, петь. Сохранились воспоминания о том, как Володя с сестрой Ольгой разучивали и исполняли романс Константина Вильбоа на стихи Николая Языкова «Моряки».

Там, за далью непогоды,
Есть блаженная страна:
Не темнеют неба своды,
Не проходит тишина.
Смело, братья, бурей полный,
Прям и крепок парус мой.
Нас туда выносят волны,
Будем твёрды мы душой!

Слова последнего куплета романса немного отличаются от исходного текста стихотворения Николая Михайловича Языкова, что делает их более призывными, более действенными.


Моряки (К.Вильбоа, сл. Н.Языков) И. Козловский, М. Михайлов

Но любовью к песне Владимир Ильич обязан также и отцу. Илья Николаевич Ульянов знал много народных песен и русских романсов, часто пел их вместе с детьми. Порой все дружно уходили в лес, или выходили на берег Волги, и там увлеченно пели русские песни.

Не менее значимыми для тогдашнего Володи Ульянова были песенные пристрастия его старшего брата — Александра. Один из товарищей Владимира Ильича по эмиграции писатель И. Ф. Попов вспоминал, как в Брюсселе летом 1914 года Ленин эмоционально рассказывал о «мире» своего детства: «Вы на Волге бывали? Знаете Волгу? Плохо знаете. Широка! Необъятная ширь. Так широка… Мы в детстве с Сашей, с братом, уезжали на лодке далеко, очень далеко уезжали. И над рекой, бывало, стелется неизвестно откуда песня…».


Вниз по матушке, по Волге (народная песня) М. Михайлов, 1946

Вместе со своими товарищами по учебе уже в гимназические годы Володя Ульянов с увлечением пел «Вниз по матушке, по Волге», «Дубинушку», «Арестанта (Ночь темна, лови минуты)», многие другие песни. Возможно, что для кого-то из его «однокашников» в исполнении этих «неодобряемых» властями произведений присутствовал некий юношеский максимализм, но для юного Ульянова это было естественным продолжением того воспитания, что было воспринято им в семье.


Дубинушка (народная) Ф. Шаляпин, 1908

Помимо «волжских» песен Владимир Ильич на всю жизнь полюбил песни «сибирские», в которых особо им ценились широта и неистребимая деятельная энергия их героев, их стремление противостоять невзгодам. Его соратница, революционерка Мария Эссен так вспоминала вечера, которые проводились у Ленина в годы женевской эмиграции: «Владимир Ильич обладал довольно приятным, несколько глуховатым голосом и очень любил попеть в хоре и послушать пение. Репертуар наш был довольно разнообразен… С большим чувством пели „Замучен тяжелой неволей“, „На старом кургане в широкой степи“. Нравились Ильичу песни Сибири».


Ревела буря (Ермак) (народная, сл. К. Рылеев) Г. Иванов, РНХ им. Пятницкого, 1950


Славное море, священный Байкал (нар.) М. Михайлов, ГХК п.у. Степанова, 1944

Любовь к народной песне и русскому романсу Ленин пронес через всю жизнь. В доме Ильи Николаевича и Марии Александровны Ульяновых часто исполнялись «Утёс Стеньки Разина», «Колыбельная Ерёмушке». По прошествии многих лет в 1911 году в предместье Парижа — Лонжюмо «Стеньку Разина», «Дубинушку» исполнял уже хор слушателей рабочей партийной школы, которым часто дирижировал Владимир Ильич. «Обыкновенно Владимир Ильич был и переводчиком, делавшим нам и французам замечания насчёт нашего пения», — рассказывал позже один из слушателей школы.

Надежда Константиновна Крупская вспоминала, что летом 1923 год в Горках, когда болезнь чуть отступила, Ленин начинал напевать любимые песни, как революционные, так и народные. Эта верность Ильича любимым песням на протяжении всей жизни позволяет выстраивать данную статью не по хронологическому, а по жанрово-смысловому порядку.

Много дум в голове родилось у него,
Много дум он в ту ночь передумал, —
И под говор волны, средь ночной тишины,
Он великое дело задумал.

Этот куплет редко исполняется, а жаль. Строка из него вынесена в заголовок статьи.


Есть на Волге утёс (А. Рашевская, сл. А. Навроцкий) КАППСА, В. Харитонов

Вообще, Владимиру Ильичу были близки образы Ермака, Степана Разина, Емельяна Пугачева, в которых он видел народное устремление к свободе, к воле, к избавлению от гнета. Что касается «Утёса», то он был одной из самых любимых песен Ленина. Сегодня эта песня воспринимается как народная, хотя у нее есть конкретные авторы.

К числу любимых Владимиром Ильичом «народных» песен относились и «Узник» на стихи Александра Сергеевича Пушкина, и «Укажи мне такую обитель» на слова Некрасова (к слову, стихи Николая Алексеевича в этой песне были положены на музыку из пролога к опере «Лукреция Борджиа» Гаэтано Доницетти).


Укажи мне такую обитель (народн., сл. Н. Некрасов) И. Бобров, 1913


Узник (народная, сл. А. Пушкин) квартет ГАБТ, 1933

Среди многих русских песен, любимых Лениным, немалое место занимали так называемые «каторжные» (в это понятие я включил и родственные им «тюремные»). Одна из них — «Байкал», уже прозвучала. Ранее также была упомянута песня «Арестант», слова которой принадлежат перу поэта, друга и сподвижника Герцена, революционера Николая Платоновича Огарева.


Ночь темна лови минуты (Арестант) (народная, Н. Огарев) хор п.у. Свешникова

Еще одной из часто исполнявшихся Лениным «каторжных» песен была «Слушай», авторами которой были композитор Петр Петрович Сокальский и поэт-революционер Иван Иванович Гольц-Миллер, к слову, являвшийся двоюродным братом Льва Николаевича Толстого, поскольку был незаконнорожденным сыном его родного дяди.


Слушай (П.Сокальский - И.Гольц-Миллер) КАППСА, В. Елисеев

Мелодии «каторжных» песен «Слушай» и «Арестант» позже станут основой первой части 11-й симфонии Дмитрия Шостаковича «1905 год» (тема песни «Слушай» звучит и в других частях этого произведения). Сама первая часть симфонии (Adagio) носит название «Дворцовая площадь». Интересный момент: композитор выразил музыкальный образ главной площади имперской столицы времен Николая II через «каторжные» песни. И эти же песни любил петь Ленин…

Ильич часто исполнял и русские романсы. Одним из наиболее часто упоминаемых во многих воспоминаниях о Владимире Ильиче является «Колыбельная (Песня) Ерёмушке» — романс, написанный Модестом Мусоргским на слова Николая Некрасова.


Колыбельная Еремушке (М. Мусоргский, сл. Н. Некрасов) А. Пирогов, 1949

«Колыбельная Ерёмушке» часто исполнялась в доме родителей Владимира Ильича, хотя и была едва ли не «запрещена» цензурой. Многие любимые Лениным романсы по своему внутреннему посылу, по содержанию служили скорее поводом для раздумий, нежели средством для отдохновения.


Ночь (Меркнет слабый свет свечи) (П.Чайковский, сл. Д. Ратгауз) С. Лемешев


Свадьба (А. Даргомыжский, сл. А. Тимофеев) Е. Виттинг, 1912

С огромным уважением Ильич относился к произведениям, исполнявшимся в русской революционной среде конца XIX века, среди них были и «Народовольческий гимн (Смело, друзья, не теряйте)».


Смело, друзья, не теряйте (рев. песня, сл. М. Михайлова) ГХК п.у. Степанова

Любил Владимир Ильич и уже упоминавшийся романс «На старом кургане» Василия Калинникова на слова Ивана Никитина (отрывок из стихотворения «Хозяин» 1861 года), появившийся уже в самом конце XIX века. Образ прикованного посреди широкой степи сокола был близок Ленину, как символ угнетаемого, но не угнетенного свободолюбия русского человека, всего русского народа.


На старом кургане (В. Калинников, сл. И. Никитин) В. Касторский, 1908

Стремлением к свободе, к справедливости наполнены большинство песен и романсов, полюбившихся Володе Ульянову в детские и юношеские годы. И еще одна смысловая подоплека выделялась в них — понимание, что свобода и справедливость не даются человеку свыше, он сам должен достигать этой цели, невзирая на трудности и преграды.

Сегодня достаточно часто приходится слышать от разного рода «историков», порой с весьма высокими научными регалиями, что Ленин не любил Россию, не любил русский народ. Даже беглое знакомство с песенными предпочтениями Владимира Ильича начисто опровергает утверждения этих непонятно за какие исторические изыскания и трактовки увенчанных высокими степенями и званиями «специалистов».

Что отличало «репертуар» Ленина, так это направленность на искоренение несправедливости, освобождение от гнета, а еще — вера в собственные силы человека, отразившиеся в текстах и мелодиях любимых им народных песен и русских романсов.

Но Ильич любил и лишенные бунтарского пафоса произведения: «Средь шумного бала» Петра Чайковского и Алексея Толстого, «Полдневный жар в долине Дагестана» Милия Балакирева и Михаила Лермонтова, «Мы сидели с тобой» Петра Чайковского и Даниила Ратгауза, арию Тореадора из «Кармен» Жоржа Бизе и многие другие. По словам Марии Эссен, «Каким отдыхом, каким удовольствием для Владимира Ильича были наши песни!»

Очень и очень русским человеком был Ленин, просто он был требователен к себе, да и к другим, призывая их самим определять судьбу свою и своих детей. Именно это стремление выразилось в конечном итоге в той деятельности, которой посвятил всю свою жизнь Владимир Ильич и которая нашла отражение в еще одном пласте песенных предпочтений вождя — революционных песнях.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER