logo
Статья
/ Ольга Кислякова
Представить Сербию без Косова и Метохии — то же, что представить Россию без Владимирской области, Францию — без Бретани, Германию — без Баварии. Создатели нового мирового порядка бесстыдно игнорируют факты. У них две правды — одна для себя и своих союзников, другая — для всех остальных

«Ничья свеча не горит до рассвета». Сербский издатель о Косово, РФ и Западе

Миролюб СвркотаМиролюб Свркота
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

В начале января глава МИД Сербии Ивица Дачич выразил свое убеждение: Россия — страна, которая не оставит его страну в беде. Президент Сербии Александр Вучич рассказал, что по важным вопросам он не просто спрашивает, но требует совета от своего российского коллеги Владимира Путина. Так было и в момент острой провокации в Косово в сентябре прошлого года. 16 января в Сербии задержали радикального исламиста, готовившего покушение на российского президента. А на площадь Святого Саввы в Белграде поприветствовать главу российского государства во время его визита вышли 130 тыс. человек. Десятилетиями продолжается западная политика отлучения балканских стран от России. Но Россия все еще не забыта.

Мы продолжаем публиковать интервью с давним сербским другом России — издателем и переводчиком Миролюбом Свркотой. Свркота долго жил в Москве, занимался русско-сербскими культурными проектами. В 2011 г. он стал одним из основателей альманаха «Српско-руски круг» и связанного с этим альманахом издательского проекта.

Этот альманах — литературно-художественный, двуязычный, с параллельным текстом на сербском и русском языках. Создан совместно с поэтом и переводчиком Андреем Базилевским (Москва), писателем и переводчиком Валерием Латыниным (Москва), писателем Мирославом Тохолем (Босния и Герцеговина), поэтом Благое Баковичем (Сербия), а также поэтом и переводчиком Радоицом Нешовичем (Сербия).

В настоящее время вышло уже 10 номеров альманаха.

К этому проекту примыкает еще один — выпуск книг в рамках серии «Библиотека „Сербско-русского круга“». Миролюб Свркота совместно с Андреем Базилевским подготовил к публикации и выпустил в свет уже семь книг в данной серии.

В последние годы Свркота также сам занимается переводами с русского языка на сербский.

Корреспондент: Косовская проблема — узел этнических, религиозных и политических вопросов. Насколько здесь велика роль Запада? Какое будущее у Косово? Есть ли у официального Белграда твердая решимость бороться за эту исторически значимую, священную для сербов территорию?

Миролюб Свркота: Конечно, именно здесь узел всех вопросов и роль Запада здесь огромная, решающая. Запад, исходя из своих геостратегических интересов, создал проблему Косова и Метохии, хотя, надо признать, и до вмешательства Запада тут всегда проблем хватало.

Косово и Метохия — земля, на которой Сербия родилась. Косово и Метохия — священная сербская земля. Как говорят сербы, Косово — сердце Сербии! Звучит патетично, но таковы исторические факты. Однако сегодня появилось много лжеисториков — к сожалению, и среди самих сербов, которые эти факты обесценивают, придумывают какие-то новые факты, желая удовлетворить свои политические, финансовые и территориальные притязания.

Говорить о Косове и Метохии значит говорить без конца, но не в том задача этого интервью.

Представить Сербию без Косова и Метохии — то же что, скажем, представить Россию без Владимирской области, Францию — без Бретани, Германию — без Баварии и так далее. Создатели нового мирового порядка бесстыдно игнорируют факты. Им это не интересно. У них две правды — одна для себя и своих союзников, другая — для всех остальных.

Наказание Сербии продолжается! То самое — начавшееся под немецким сапогом!

Крепость Калемегдан в центре БелградаКрепость Калемегдан в центре Белграда
Ольга Кислякова

Русскому читателю может быть интересен факт, что Косово и Метохия до 1946 г. занимали территорию в 5156 квадратных километров, а к 1969 г. югославские руководители увеличили эту территорию еще на 5217 квадратных километров. Все за счет сербских земель. Не напоминает ли это территориальные подарки, которые раздавало руководство СССР за счет русского народа?

В результате исконно сербская территория была отдана в управление албанским политикам, а те, со своей стороны, делали все, чтобы инициировать и поощрять вытеснение сербов из Косова и переселение туда албанцев из Албании. Все это подтверждают документы.

Надо также напомнить, что, по решению руководства Югославии, после Второй мировой войны сербам, бежавшим от террора, было запрещено возвращаться к своим очагам. Албанцам, пособникам нацистской Германии, чинившим террор над сербами, было позволено остаться, а их жертвам — возвращаться запрещено!

И вот является Запад, который желает навязать нам видение в такой перспективе, будто сербы всегда заведомо во всем виноваты и любая проблема должна решаться за счет них. И у Запада это получается! Только, как говорит наш народ, ничья свеча не горит до рассвета. Не надо об этом забывать.

При этом трудно понять, что имеет в виду официальный Белград, когда говорит о судьбе Косова и Метохии. Власти пытаются убедить нас в том, что Косово и Метохия не совсем уж сербские, хотя при этом они и не албанские. Что мы должны примириться с потерей Косова и Метохии, чтобы взамен получить нечто. Они ведут переговоры о нашей территории с теми, кто не хочет вести их с нами о нашей территории — те просто намерены грубо ее отнять. Они пугают нас войной, к которой мы не готовы и которой не желаем. Возможно, это политическая мудрость, но я ее не понимаю и не поддерживаю.

Все ли раз и навсегда решено? Есть ли у официального Белграда твердая решимость бороться? Не уверен. Но боюсь, что они уже согласились с утратой Косова и ждут только подходящего момента, чтоб нам об этом объявить.

Корр.: Как живет сербская элита, насколько она «слышит» и «видит» народ? Каковы ее приоритеты?

М.С.: Сербская элита ничем не отличается от других элит бывших социалистических стран. Она слишком быстро и слишком бесцеремонно стала тем, что она есть, а это, мне кажется, неправильно и неестественно, и, в конечном счете, не принесет ничего хорошего обществу, в котором все это происходит.

О приоритетах элиты трудно говорить, невооруженным глазом они не видны. Если только не считать, что она сама для себя и есть приоритет.

Корр.: Каково состояние сербской культуры, которая традиционно была очень богатой и глубоко укорененной в героическую сербскую историю. Сохраняется ли традиция, преемственность в культурной среде?

М.С.: Состояние культуры не может сильно отличаться от общего состояния общества. А состояние сербского общества сегодня прискорбно. Кажется, будто мы живем во времена оккупации. А в такие времена менее всего заботятся о культуре, которая вопреки всему пытается сохранить себя…

Корр.: Какие вещи волнуют сербскую интеллигенцию?

М.С.: Интеллигенция, за редким исключением, молчит и выжидает, когда же все это кончится, чтобы потом поговорить об этом. Так было много раз в истории, не только сербской.

Сербский танк у стен крепости Калемегдан в БелградеСербский танк у стен крепости Калемегдан в Белграде
Ольга Кислякова

Корр.: И очень важный для нас вопрос: жива ли среди сербов или хотя бы у их части мысль о противодействии надвигающемуся «новому порядку» или произошло полное примирение с «неизбежным»? Есть ли ощущение внутренней капитуляции или, напротив, жива надежда?

М.С.: Мысль о противостоянии «новому порядку», безусловно, жива, но что делать с этой мыслью? Если вы бросите беглый взгляд на карту Европы и он остановится на Сербии, вы увидите островок в огромном океане, образованном странами НАТО.

Надо ли объяснять кому-то, кто еще думает своей головой, еще придерживается исконно человеческих нравственных начал, — что такое НАТО? Я этого делать не буду. Натовцы ежедневно сами себя с головой выдают, с тех пор, как основан этот блок. Разве с того дня, несчастного для остального человечества, не воцарился повсюду хаос? Разве не они творцы этого хаоса во всем мире? Никогда право и правда не были на их стороне. Только голая сила! К сожалению, это большая, страшная сила!

Как Сербии противостоять этой силе? Чем? С кем? Однажды она попыталась не то что противостоять, а просто защитить свое право самостоятельно решать свою судьбу. Все мы знаем, чем наша страна поплатилась и как продолжает из-за этого страдать.

Корр.: Каково среди народа отношение к России и русским? Здесь можно писать правдивые слова, даже если эти слова будут горькими.

М.С.: Думаю, в большинстве сербского народа на генетическом уровне живет привязанность к России. Любовь к России. Традиция, устные предания, единство веры и много других факторов ведут к тому, что Сербия всегда обращена к России и воспринимает ее как защитницу.

С этим связано и то, что происходит сегодня. Сербы испытывают огромное давление из-за своей позиции — из-за того, что их страна не хочет вводить и поддерживать антироссийские санкции. Такая позиция страны достойна нашего славного прошлого и славных предков. Это выражение благодарности за то добро, что Россия сделала для нас в течение истории и продолжает делать. Большинство населения Сербии поддерживает такую позицию.

Однако в 90-е годы прошлого века Сербия, тогда еще вместе с Черногорией, подверглась яростному натиску международного НАТО-сообщества, бомбардировкам. В то время были приняты десятки резолюций Совета Безопасности ООН о санкциях против Югославии и Россия, к сожалению, хотя несколько раз воздержалась, всегда поддерживала эти санкции.

Это можно объяснять по-разному, но факт остается фактом.

Из-за этого и некоторых сходных примеров значительная часть народа поддерживает политику руководства Сербии в его стремлении присоединиться к Евросоюзу и скептически воспринимает любовь к России.

Лично я в Россию верю. Верю, что она, хоть и находится в крайне тяжелой ситуации, найдет выход из страшного лабиринта, который соорудили вокруг нее, и найдет наилучший способ разогнать тьму, которая уже поглотила большую часть человечества и стремится поглотить саму Россию. Верю, что из этого конфликта Россия выйдет победительницей и даст миру еще один шанс опомниться. Верю, что в этом и состоит ее миссия.

Предыдущая часть: Сербская трагедия: Голиаф никогда не простит Давиду поражения

Пушка времен Первой мировой войны у стен крепости Калемегдан в БелградеПушка времен Первой мировой войны у стен крепости Калемегдан в Белграде
Ольга Кислякова