Тарусская кампания проводилась с подчеркнутым игнорированием мнения населения и в короткий срок была выведена в федеральное информационное поле ее организатором

Десоветизация в Тарусе может стать началом разрушительной тенденции

Клавдий Лебедев. Продажа крепостных на аукционе. 1919
1919аукционе.накрепостныхПродажаЛебедев.Клавдий
Клавдий Лебедев. Продажа крепостных на аукционе. 1919

Власти города Тарусы в Калужской области 20 октября 2020 года скоропалительным решением сменили советские названия у 15 улиц и главной площади города. При принятии скандального решения десоветизаторы отказались даже от имитации обсуждения этого вопроса с жителями города, а позже не раз подчеркивали, что они не намерены идти на диалог.

При этом региональные и федеральные СМИ, включая государственный телеканал «Россия 1», освещают происходящее в Тарусе очень односторонне. Некоторые аналитики сходятся во мнении, что то, как СМИ освещают ситуацию в Тарусе, больше напоминает спланированную информационно-пропагандистскую кампанию.

Если же говорить о необычных деталях происходящего, то можно выделить несколько из них.

Первая странность заключается в однобокости освещения ситуации практически всеми СМИ, включая антивластные. О переименовании говорится как о правильном решении властей города, или как о десоветизации, которую поддерживают практически все, за исключением коммунистов и маргинальных жителей города.

Так, заявившее о проведении наиболее объективного анализа ситуации в Тарусе региональное сетевое издание «Калужские новости» сообщает, что на самом деле жители Тарусы «демонстрируют несильную вовлеченность в произошедшее».

Отмечается, что против переименования улиц выступают только жители окраин и пенсионеры, «электролизуя друг друга своим возмущением». Они кричат, обзываются, «указывают куда-то в сторону рукой с зажатой между пальцами папиросой» и «лениво перебивают» друг друга. Молодежь, относится к десоветизации «положительно и даже восторженно», а «молодая тарусянка с ребенком» убеждена, что новые названия идут городу больше. Неугомонным же старикам «сдержанно» оппонирует «проходящая мимо» учительница.

На этом примере видно, кто, по представленной в СМИ картинке, входит в лагерь сторонников и противников переименования. Аналогичная картина представлена и в федеральных СМИ, включая государственные телеканалы.

Так, комментируя репортаж в телепередаче «Вести в субботу» на канале «Россия-1» о ситуации в Тарусе, писатель, почетный житель Тарусского района Сергей Егорович Михеенков заявил, что в этом сюжете жители Тарусы были выставлены «полными идиотами».

Писатель и публицист, член союза писателей России Анатолий Самуилович Салуцкий уверен, что «в программе Брилёва сюжет о Тарусе был преподнесён в провокативной манере». Аналогичные мнения высказали многие другие жители Тарусы.

Второй особенностью тарусской истории является то, что группа депутатов-переименователей заявляет о своем праве на переименование и агрессивно противопоставляет себя жителям города, в том числе в эфире федерального телеканала.

В эфире передачи «Вести в субботу» председатель городской думы Тарусы Елена Котова заявила, что депутаты самовольно приняли решение о переименовании на том основании, что жители Тарусы проголосовали за депутатов на выборах.

Заявление главы администрации Тарусского района Руслана Смоленского изданию «Подъем»
«Подъем»изданиюСмоленскогоРусланарайонаТарусскогоадминистрацииглавыЗаявление
Заявление главы администрации Тарусского района Руслана Смоленского изданию

При этом главный инициатор провокации, глава администрации Тарусского района Руслан Смоленский сравнил тарусскую кампанию по десоветизации со сражением спартанцев против варварских орд персов при Фермопилах. Смоленский заявил, что «шесть депутатов, которые голосовали „за“, собрались и сказали, что пойдут до конца, как 300 спартанцев».

Такая позиция не может не вызвать возмущение и недовольство граждан. А Руслан Смоленский, как психолог по первому образованию, не может этого не понимать.

В этом заключается третья особенность тарусской истории: инициатор кампании изображает семерых десоветизаторов как античных героев, а недовольных в качестве угрожающих власти варваров.

Четвертой деталью является цензура в районной газете и крупнейшей группе Тарусы в социальной сети «Фейсбук». Невозможность для жителей города отстоять свою позицию в районной газете и интернете накладывается на отсутствие возможности для массового законного публичного протеста из-за эпидемии коронавируса.

По словам главы горкома КПРФ Тарусы Александра Голованова, тарусяне устроили 29 октября стихийный митинг в том числе из-за того, что заметки и статьи противников переименования принимаются, но не печатаются в редакции местной газеты «Октябрь». При этом местные жители жалуются, что администраторы крупнейшей группы Тарусы в социальной сети Facebook «Таруса: день за днем» удаляют неудобные вопросы и комментарии специалистов, выступающих против переименования.

Вышеперечисленные детали заставляют даже предположить, что целью тарусской кампании, вполне возможно, является не десоветизация как таковая, а попытка создания напряженности между жителями города и властью (в первую очередь между интеллигенцией и властью), а также отработка механизмов ее дальнейшей эскалации. Складывается впечатление, что в Тарусе отрабатывается процесс разрыва связи между властью и патриотически настроенной частью интеллигенции.

Попытки десоветизации в регионах России предпринимались и ранее. Но они, по преимуществу, проводились скрытно, лукаво и, как говорится в таких случаях, «без шума и пыли». Они пробуксовывали и останавливались при переводе дискуссии в региональное и федеральное информационное поле.

Даже попытка тотальной десоветизации России под демократическим соусом, предпринятая в 2011 году Советом при президенте России Дмитрии Медведеве была остановлена на стадии общественного обсуждения.

Тарусская же кампания проводилась с подчеркнутым игнорированием мнения населения. Кроме того, она в короткий срок была выведена на федеральный уровень самими ее организаторами.

Гипотеза о том, что основная цель переименователей не десоветизация, а отработка механизмов дестабилизации или отрыва от власти примыкающей к ней интеллигенции объясняет то, почему в перечень 16 новых улиц включены несколько названий, не связанных с историей Тарусы. Если бы речь шла об обычной десоветизации, то инициаторы этой кампании просто заменили бы названия советских улиц на дореволюционные. Это бы возмутило часть жителей города и коммунистов, но не весь город.

Включение в перечень новых названий улиц не существовавших ранее у них имен, а также способ, которым было принято это решение, настроили против власти даже прежних сторонников переименования.

Возникает закономерный вопрос. Почему на фоне множества проблем в экономике, социальной сфере, подорванного пенсионной реформой и коронавирусными перегибами авторитета власти, сложностей в Белоруссии, полномасштабного конфликта в Карабахе и обострения противостояния на Донбассе тарусским депутатам вдруг понадобилось устраивать в месте значительной концентрации российской интеллигенции скандальную провокацию по созданию очага напряженности между властью и народом?

Но самый интересный вопрос заключается в том, кто истинный инициатор Тарусской провокации и каковы его настоящие цели?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER