logo
Статья
  1. Война идей
Всё это вместе взятое говорит не только о невероятном интересе к теме ведьмовства среди феминисток, но и о заинтересованности каких-то очень влиятельных групп в активном продвижении данной темы

Что общего между марксизмом и ведьмами, или Как сочетать несочетаемое? Часть III

В прошлых статьях мы разобрали книгу анархистки и феминистки Сильвии Федеричи «Калибан и ведьма», ставшую весьма знаменитой в якобы «марксистских» кругах из-за широко употребляемого автором псевдомарксистского языка.

В главе «Охота на ведьм, охота на женщин и накопление труда» Федеричи говорит, что самое важное различие между ересью и колдовством заключается в том, что колдовство считалось женским преступлением. «К XVII веку ведьм обвиняли в заговоре с целью уничтожить способность людей и животных к воспроизводству, в абортах и в принадлежности к детоубийственной секте, которая занималась убийством детей или принесением их в жертву дьяволу. В народном воображении ведьма также стала ассоциироваться с развратной старой женщиной, ненавидящей новую жизнь, питающаяся детской плотью и использующая детские тела, чтобы делать свои магические зелья — позже этот стереотип распространялся через детские книги». Она задается вопросом: почему же произошел такой поворот от ереси к колдовству?

Федеричи утверждает довольно неожиданную вещь. Что во время перехода от феодализма к капитализму одним из факторов, не рассмотренных Марксом и Энгельсом, был процесс взятия под контроль сексуальности и «репродуктивной функции» женщин, сделавший их наряду со сгоном с земель и огораживанием основным фактором первоначального накопления капитала в виде бесплатного воспроизводства рабочей силы.

Автор рассматривает многочисленные и вопиющие случаи сгона с земель и колонизации новых территорий в недавно открытых колониях в Америке и на Карибах, чем, конечно же, провоцирует накаленное негодование и внутренний протест читателя. Но затем она канализирует и этот протест в хрестоматийное для феминистических подходов русло противостояния женщин и мужчин. И говорит, что колдовство считалось женским преступлением, а с формированием новой парадигмы мышления, с началом Нового времени, преследование ересей в основном и целом сводится к «охоте на ведьм».

Задаваясь вопросом, почему же произошел такой поворот от ереси к колдовству, она ссылается на работу английского антрополога Маргарет Мюррей и ее книгу «Культ ведьм в Западной Европе», написанную в 1921 году, которая предложила объяснение, недавно поднятое и вновь пущенное в оборот экофеминистками и последовательницами «викки» (современного ведьмачества). «Мюррей утверждала, что колдовство было древней матрифокальной религией, на которую инквизиция, движимая новым страхом отклонения от догм, обратила внимание после победы над ересями. Другими словами, женщины, которых демонологи преследовали как ведьм, практиковали древние культы плодородия, чтобы поддержать рождение и воспроизводство — культы, которые существовали в Средиземноморье на протяжении тысячелетий, но осуждались церковью как языческие обряды и угроза ее власти. В качестве аргументов для подтверждения данной гипотезы служило то, что среди обвиняемых было много повитух, то, что в средневековой общине женщины играли роль целительниц, и то, что до XVI века рождение детей считалось женской „тайной“. Но данная гипотеза не может ни объяснить сроки охоты на ведьм, ни рассказать, почему эти культы плодородия вдруг стали настолько ужасными в глазах властей, чтобы призывать к уничтожению женщин, исповедующих древнюю религию».

Позже мы подробнее разберем, что это за древние языческие культы, которые экофеминистки поднимают на свои штандарты, и какие мощные структуры их поддерживают. Сейчас же хочется обратить внимание еще на одну книгу, к которой отсылает Федеричи. В книге Мэри Кондрен «Змей и Богиня», написанной в 1989 году, говорится, что охота на ведьм была частью длительного процесса, в рамках которого христианство вытесняло жриц старой религии, сначала утверждая, что они использовали свою власть во зло, а затем отрицая наличие у них власти (Condren 1989: 80–86). Кондрен говорит о попытках христианских священников «присвоить» власть над репродуктивными способностями женщин и показывает, «как священники были вовлечены в настоящую конкуренцию со „знахарками“, демонстрируя репродуктивные чудеса: делая бесплодных женщин беременными, изменяя пол младенцев, провоцируя сверхъестественные выкидыши и, не в последнюю очередь, воспитывая брошенных детей».

В конце книги Федеричи связывает всё это с борьбой женщин коренных племен против колонизаторов, рассматривая их древние культы и традиции как воистину заслуживающие уважения и — а почему нет? — подражания.

«Таким образом, пока в плантационном обществе на Карибских островах различия между европейцами и африканцами увеличивались со временем, в южноамериканских колониях стала возможна «перетасовка» (recomposition), особенно среди европейцев низшего класса, метисов и африканских женщин, которые, помимо прекарной (т. е. нестабильной — В.Р.) экономической позиции, несли на себе бремя двойных стандартов, заложенных в закон, что делало их уязвимыми для мужского насилия. Признаки этой «перетасовки» можно найти в записях, которые Инквизиция вела в Мексике в XVIII веке о расследованиях, предпринятых ею для искоренения еретических и колдовских верований (Behar 1987:34–51). Задача была безнадежной, и скоро Инквизиция потеряла интерес к проекту, убежденная, что народная магия больше не является угрозой политическому порядку. Но свидетельства, собранные ею, обнаруживают существование многократных взаимообменов между женщинами по темам, касающимся магического исцеления или любовных перипетий, создающих тем самым новую культурную реальность, берущую начало из слияния африканских, европейских и коренных магических традиций. Как пишет Руфь Бехар: «Индейские женщины давали испанским целительницам колибри для приворота, мулатки рассказывали метискам, как обуздать своих мужей, колдунья-лобо рассказывала койотке о дьяволе. Эта «народная» система поверий существовала параллельно с церковной верой и распространялась также быстро, как и христианство в Новом Свете, так что вскоре стало невозможно отличить, что есть «индейское» или «испанское» или «африканское». Идентифицированные Инквизицией как люди «без рассудка» (withoutreason) обитательницы пестрого женского мира, который описывает Руфь Бехар, являют наглядный пример союзов, которые они смогли построить, невзирая на колониальные различия или различия цвета кожи, в силу их общего опыта и интереса к обмену традиционными знаниями и практиками, необходимыми для контроля над репродукцией и борьбы с половой дискриминацией».

После того, как эта книга Сильвии Федеричи была сильно раскручена на Западе и получила широкую поддержку в массах (во многом благодаря левакам-антиглобалистам и так называемым тру-марксистским кружкам), самые престижные книжные магазины начали подсовывать вместе с этой книгой уже целый набор книг о ведьмах и магии. От истории преследования вакханок в древнеримской империи до культа Великой матери, ведьмовства и прямых пособий о том, как стать ведьмой.

Однажды, после посещения музея истории Каталонии я зашла в книжный магазин музея, чтобы купить книгу по каталонской истории на испанском языке. Ни одной книги по этой теме на испанском языке в магазине не было, а были только на каталонском и несколько на английском. Зато в самом центре книжного магазина красовалась полка с рекомендациями для чтения, где была выставлена книга Федеричи «Калибан и ведьма» в сопровождении целой подборки книг про вакханок и гонений на них в Римской империи, гонений на ведьм в Европе в Средневековье, книг про магию, ведьм и колдовство.

В ежемесячной электронной рассылке книжного магазина Traficantes de sueños все рекомендованные книги также оказались про ведьм и колдовство. На большой и малый экран один за другим выходят фильмы на эту тематику. Показательно, что один из последних фильмов производства Amazon «Суспирия» — который уже окрестили феминистским — реинтерпретируя старую версию фильма про ведьм, обосновавшихся в одной из танцевальных школ в Восточном Берлине, дополняет ее появлением неких Матерей. Что является явной отсылкой к «Фаусту» Гёте.

Всё это вместе взятое говорит не только о невероятном интересе к теме ведьмовства, прежде всего среди феминисток, но и о заинтересованности каких-то очень влиятельных групп в активном продвижении данной темы. Поэтому и шабаши, которые мы видели 8 марта на площади Республики в Париже, объявленной «площадью ведьм», и на площади древней фригийской богини Кибелы в Мадриде — вполне закономерны. Это не случайность, а продукт целенаправленной политики какой-то части западной элиты.

Кто же является «заказчиком» и главным лоббистом проекта «поворота истории вспять», в Золотой век?

Одним из самых последовательных и значимых покровителей этого проекта — беремся утверждать со всей ответственностью — является Римский клуб. Все годы после публикации своего первого доклада «Пределы роста», написанного Аурелио Печчеи 50 лет назад, Римский клуб, озабоченный проблемами развития и управления, занимается разработкой проекта, воплощение которого в реальность мы сейчас и наблюдаем.

Именно под этот проект сооружали перестройку, и был разрушен СССР — под разговоры о конвергенции социальных систем и о решении общечеловеческих глобальных проблем развития: мирного сосуществования, нехватки ресурсов, экологии и перенаселения планеты.

Подробно к истории создания этой организации и ее значимости — мы обратимся чуть позже, а вначале хотелось бы разобрать юбилейный доклад к 50-летию Римского клуба под названием «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты», вышедший в 2017 году.

Сразу отметим, что доклад является резко антикапиталистическим. Капитализм, по мнению Римского клуба, не способен дать ответ на долгосрочные вызовы, стоящие перед человечеством. Близорукость, о которой упоминается в русском переводе названия доклада, на самом деле подразумевает принципиальную неспособность капиталистической системы, имеющей склонность все сводить к краткосрочными интересам увеличения своей прибыли, заниматься долгосрочным планированием. Римский клуб констатирует, что вырождение капитализма произошло уже в 80-х годах прошлого столетия и основным источником прибыли для капитализма стали финансовые спекуляции. Мировой финансовый кризис 2008 года был тому подтверждением, однако банкиры вышли из него победителями и даже укрепили свои позиции.

Доклады от лица Клуба выпускаются регулярно, с 1968 их вышло более сорока, почти все они позиционируются как работы, адресованные Клубу и поддержанные им. Доклад «Come On!» — это второй за пятьдесят лет доклад, выражающий консолидированную позицию Клуба, так что его публикация — довольно уникальное событие. Он написан двумя президентами Клуба — Эрнстом Вайцзеккером и Андерсом Вийкманом при участии тридцати четырех других членов.

Основным вопросом данного доклада стало выявление «философских корней текущего состояния мира». Вердикт клуба: мир находится в опасности, и спасение лежит в изменении мировоззрения.

Что же это за мировоззрение? Об этом — в следующей статье.