logo
Отклик

«Не мир я вам принес, но меч»

undefined

Как совместить коммунистические и христианские ценности? Этот вопрос волновал меня давно. Несмотря на то, что у меня есть друзья, которым близки одновременно коммунистические и христианские идеалы, я не понимала до конца, как у них в голове (и сердце) уживается одно с другим.

Безусловно, есть фундаментальные общие гуманистические идеалы, являющиеся святыми и для христианина и для коммуниста, например, справедливость или братство. Однако я считала, что верующий человек если и способен на борьбу, то только на борьбу с «неверными» (как это было во время крестовых походов) или на борьбу за утверждение своего видения христианского учения (вспомним жестокие религиозные войны католиков и протестантов).

Но на революционную борьбу за глобальное изменение существующего миропорядка — на это христиане не способны, ведь религия учит их смирению. «Все в руках Господа и человеку негоже вмешиваться в божий промысел», — обычно говорят верующие. Человек не должен восставать против существующих порядков, он должен покорно терпеть все тяготы судьбы, не роптать, избегать дурных поступков, думать о Боге — и тогда, наверное, после смерти его ждет райское блаженство.

Я думала так, и нельзя сказать, что я была совсем не права. Действительно, религия (имеющая свои канонические рамки) в большой своей части учит смирению и покорности. Она обещает награду за эту покорность в «небесном царстве», и человек утешается, зная об этой награде и веря в спасение души.

Однако не только этому учит христианская религия. Она учит тому, что в каждом человеке есть «искра божья». Но всегда ли человек способен проявить эту «искру божью», живя в мире несправедливости, неравенства, насилия, фальши? Нет, будучи задавленным (и даже не так важно чем: тяжелым физическим трудом на эксплуататора, как это было в XIX веке, или вечной погоней за вещами, как это происходит в современном обществе потребления), человек не может раскрыть в себе «божью искру», то есть, говоря светским языком, свой истинно человеческий творческий потенциал.

Иисус Христос учил, что надо возлюбить ближнего своего, как себя самого. Но можно ли, возлюбив ближнего и видя, что этот ближний не живет, а влачит жалкое существование задавленного скота, остаться равнодушным? Можно ли смиренно терпеть это?

Приверженцы теологии освобождения всегда однозначно отвечали на этот вопрос: «Нет!» И своими проповедями и делами подтверждали эту позицию. Религиозные деятели Камило Рестрепо, Антонио Карденаль, Сальвадор Ромеро и другие были также и революционными деятелями. Они посвятили свои жизни революционной борьбе и пошли на смерть за свои идеалы. Я прочла о них в статье «О коммунизме и марксизме — 53». Их высказывания и их судьбы потрясли меня!

Своими жизнями эти люди доказали, что религия — это не обязательно смирение и покорность. Религия может вдохновлять людей на борьбу против мировой несправедливости, против всего, что не дает разгореться в человеке «божьей искре». И я уверена, что это возгорание и есть преодоление человеком всех форм отчуждения, о котором говорил Карл Маркс.

Выходит, у религии и коммунизма куда больше общего, чем это может показаться на первый поверхностный взгляд. И, выходит, религия способна не только утешать, но и призывать людей на революционную борьбу с несправедливостью.

Иисус Христос сказал: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю, не мир пришел Я принести, но меч» (Евангелие от Матфея, гл. 10). Эти слова очень важны для христиан-революционеров. Важны они и для меня. Не будучи верующим человеком, я, тем не менее, не могу отрицать огромного влияния на нашу культуру христианских ценностей, Священного Писания, фигуры Иисуса. И вот я думаю: что же он хотел сказать этим «не мир пришел Я принести, но меч»? Ведь, конечно, не то, что мир на земле не нужен, а нужна война. Нет, Иисус Христос хотел мира, причем мира справедливого. Но он не желал, чтобы этот мир был дан людям за просто так, чтобы сами они ничего не сделали ради него. За мир надо бороться, человек вполне способен на это, и сам Иисус Христос вкладывает в его руку меч для этой священной борьбы.

Однако можно понимать высказывание Иисуса про меч и несколько другим способом. Меч — не как орудие борьбы, а как орудие, разрубающее связь со старым миром. Миром неравенства, безразличия и ненависти к себе подобным. Освободиться от прежних порядков во имя новых, решительно обрубить все концы — вот зачем принес человеку меч Иисус Христос.

Впрочем, первое и второе толкования не противоречат друг другу. Разруби мечом связь со старым миром несправедливости, борись с мечом за новый мир, защищай мечом свои идеалы высшей Справедливости. Но ведь это похоже на логику революционной борьбы, не правда ли? Думаю, именно так понимали свою миссию революционные деятели теологии освобождения, в этом был для них смысл жизни.

И ведь, в сущности, не так важно, верит человек в Бога или нет. Куда важнее, готов ли он в каждом человеке видеть «искру божью» (светский человек назовет это творческим потенциалом, «зародышем» нового человека, порывающегося к своим высшим возможностям). И не менее важно, готов ли человек бороться за мир, в котором «божьи искры» будут ярко гореть во всех людях, образуя все вместе единый Огонь, который согреет всё человечество и осветит ему (даст шанс прокладывать) дорогу в будущее.