logo
Статья
  1. Война с историей
  2. Десоветизация в Ульяновске и борьба с ней
За 52 дня пребывания Каппеля в Симбирске было арестовано 1 500 человек, из них расстреляно около 400 человек. Каппелю установили мемориальную доску

Делай, что должен. Устанавливай мемориальные доски карателям?

Десоветизация в УльяновскеДесоветизация в Ульяновске
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Прошло 100 лет после того, как большевики отбили Симбирск (ныне Ульяновск — прим. ИА Красная Весна) у каппелевцев (по имени одного из руководителей Белого движения на востоке России Владимира Каппеля — прим. ИА Красная Весна) и чехословацких интервентов. Освободить город от белых удалось только со второго раза. 12 сентября 1918 года Первая армия Тухачевского смела своих противников с улиц Симбирска. Вернувшийся из Казани на подмогу отступающим Каппель не смог переломить ситуацию. Он лишь обеспечил отступление белых, взорвав один из пролетов симбирского моста.

Среди множества причин поражения белых в Симбирске не последнее место занимает их слабая поддержка среди местного населения. Неудивительно, что она была такой, если вспомнить о проводимых карательных операциях. Про зверства белочехов известно многим, но мало кто знает, что зверствовали и местные помещики. Вот воспоминания красноармейца И.И. Пекарского о событиях 1918 года в Симбирске: «Местное население с большим сочувствием поддерживало действия отряда (красногвардейцев — прим. ИА Красная Весна). И к тому были свои причины. Вместе с карателями явился и один из местных помещиков — офицер Шапрон-Дюляре (Шапрон дю Ларре — прим. ИА Красная Весна), возглавивший карательный отряд. Он потребовал от крестьян возместить ему все убытки, причиненные революцией, объявил поголовную мобилизацию молодежи, взял на учет весь скот и продовольствие для нужд белой армии». Ответом крестьян на действия карателей стал саботаж проводимой мобилизации: «Шапрон-Дюларе справлял свой кровавый террор в занятых им садах и деревнях. Но появляться в наши леса он не рисковал, хотя и имел перед нами преимущество в вооружении. Крестьяне переправляли тайком под нашу охрану свой скот и призывников, чтобы они не достались врагу. В д. Ивановке, например, белобандитам не удалось мобилизовать ни одной подводы и ни одного солдата. Все они пришли к нам или попрятались в других местах».

Участвовал в карательных операциях и сам Каппель. За 52 дня его пребывания в Симбирске было арестовано 1 500 человек, из них расстреляно около 400 человек. Один из подчиненных Каппеля, штаб-ротмистр Фролов так описывал проводимые его командиром «зачистки» деревень от сочувствующих красным крестьян: «Развесив на воротах Кустаная несколько сот человек, постреляв немного, мы перекинулись в деревню, деревни Жаровка и Каргалинск были разделаны под орех, где за сочувствие большевизму пришлось расстрелять всех мужиков от 18 до 55-летнего возраста, после чего пустить „петуха“».

Но прошло ровно сто лет, и в Ульяновске (бывшем Симбирске — прим. ИА Красная Весна) без стрельбы и штыковых атак опять появился Каппель. Этому карателю и пособнику интервентов в этом году на улице Тухачевского, вблизи КПП Межвидового регионального учебного центра войск связи, была повешена мемориальная доска. В церемонии ее открытия принимали участие глава Симбирской митрополии митрополит Анастасий, председатель Патриаршей комиссии по вопросам защиты семьи, материнства и детства протоиерей Дмитрий Смирнов, представители казачьих обществ, представители общества «Двуглавый орел».

На церемонии открытия мемориальной доски корреспондент ИА Красная Весна пообщался с проходящими мимо местными жителями. Оказалось, что они даже не предполагали, чью память увековечивают священнослужители, казаки и реконструкторы в белогвардейской форме. Узнав о том, кого чествуют на данном мероприятии, многие прохожие выразили негодование.

«Позор для связистов, которые кончали это училище и служили», — возмутилась одна из местных жительниц района.

«Вы меня убили этой новостью. У меня муж военный, я ему сейчас расскажу, он будет убит не меньше. И одна молодежь. Дурят им голову», — прокомментировала событие другая жительница Ульяновска.

На церемонии открытия доски заместитель атамана Симбирского округа Волжского казачьего войска Павел Чувилин заверил собравшихся, что эта памятная табличка не станет причиной раздора людей. Однако другой участник мероприятия — протоиерей Дмитрий Смирнов — в своем интервью «Русской Народной Линии» высказал другую точку зрения:

«Нам не надо обращать на это (возможные протесты — ред.) никакого внимания, а делать то, к чему мы призваны. Я, к примеру, буду молиться, чтобы была не только увековечена память Каппеля, который освобождал Симбирск от большевиков, но и возвращено улице Тухачевского, на которой ныне висит эта доска, ее историческое название Слободская».

Корреспонденту ИА Красная Весна Смирнов заявил, что будет добиваться переименования города Ульяновска в Симбирск. Он также добавил, что мнение жителей города по вопросу установки мемориальной доски Каппелю его не интересует.

Те, кто открывал доску Каппелю, говорили о его монархических взглядах, которым тот был верен до конца. Только вот воевал против большевиков генерал сначала на стороне Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания (КОМУЧ), не признавших разгон «учредиловки», то есть тех самых белогвардейцев, которые свергли царя в феврале 1917 года. А после неудачи в Симбирске Каппель переметнулся к Колчаку. Под его командованием Каппель участвовал в аресте своих вчерашних союзников — членов Учредительного собрания. Часть депутатов (8 или 9 человек), как зафиксировано в протоколах допроса Колчака, были расстреляны.

О какой верности монархизму или чему-либо еще может идти речь? В сухом остатке выходит, что союзниками Каппеля в разное время были февралисты, белочехи, интервенты во главе с Колчаком. Противниками же его были большевики и народ, который им сочувствовал.

В итоге получается, что подняли на флаг Каппеля не из-за его верности монархическим взглядам или военным подвигам, а за его ненависть к красным и карательные операции против крестьян, которые сочувствовали большевикам.