logo
Статья
  1. Война с историей
  2. Установка памятников белочехам в российских городах
При установке подобных памятников чиновники считают допустимым пренебречь мнением нашего внешнеполитического ведомства — Министерства иностранных дел РФ.

Памятнику убийцам и мародерам не место на Пензенской земле!

Защитники Пензы после ухода чехословацких легионеров. Защитники Пензы после ухода чехословацких легионеров.
Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

В марте 2015 года в Пензе был установлен памятник в честь погибших в 1918 г. бойцов Чехословацкого легиона. Памятник с трогательной надписью: «Чехословацким легионерам, павшим на пути к своей Родине», стоит на железнодорожной станции Пенза — 3. Его строительство и открытие прошло без лишнего официоза, по-видимому, чтобы не вызвать недовольства в обществе. Выглядит все это весьма цинично и кощунственно, если вспомнить, какой кровавый след оставили белочешские штыки в Пензе.

Каким же образом легионеры оказались в нашем городе в последние дни мая 1918 г.? Мобилизованные во время Первой мировой войны в австро-венгерскую армию чехи и словаки дезертировали из нее поодиночке и целыми подразделениями, сдаваясь русской армии в плен. Причина в том, что и первые, и вторые мечтали об образовании своего национального государства — Чехословакии. Воевать же за интересы страны, которую они считали оккупантом на своей земле, никто не хотел. Власти России сначала настороженно относились к пленным, отправляя их в лагеря военнопленных. Только спустя некоторое время русское командование принимает решение об организации Чешской дружины, которая была направлена на Юго-Западный фронт. В начале декабря 1915 г. в составе российской армии сражалось уже 8 чехословацких стрелковых рот, насчитывавших свыше 1500 бойцов. Эти роты со временем вырастут в отдельное крупное войсковое подразделение, которое сыграет роковую роль в судьбе России.

После прихода к власти большевиков настроения у чехословаков изменились. России в ее прежнем виде уже не было, кругом царила смута, поэтому свои планы образования независимой Чехословакии они связали с Францией. В октябре 1917 г. в корпусе был введен французский воинский устав, в декабре — бойцам зачитали декрет правительства Франции, который объявлял Чехословацкий корпус особой частью французской армии. Встал вопрос о передислокации чехословаков во Францию для действий против немецко-австрийских войск на Западном фронте. Часть чехословацких подразделений в количестве 2000 человек была отправлена во Францию через Архангельск еще в августе 1917 г. Остальные части корпуса медленно отступали на восток и еще в марте 1918-го вели бои с немцами в районе Киева на Украине.

15 марта 1918 г. Совнарком принял решение о том, что легионеры чехословацкого корпуса могут покинуть страну. Это было воспринято всем личным составом с большим воодушевлением. Роковым решением Советского Правительства было обеспечить отправку во Францию не через Архангельск, а железнодорожными эшелонами по Транссибирской магистрали во Владивосток, затем пароходами — в Европу. Движение поездов сначала было крайне медленным, а затем и вовсе практически остановилось. К маю 1918 г. на Транссибирской магистрали находилось 63 эшелона, в которых было 35 600 военнослужащих корпуса.

Инцидент 14 мая в Челябинске между представителями советской власти и легионерами перерос в вооруженное противостояние. По мнению большинства историков, масштабная война на взаимное истребление русских началась именно с чехословацкого мятежа. Интересный факт: организация чехов «Национальный совет», решения которой выполняли командиры легионеров, получила от французского консула в общей сложности в 1918–1919 гг. 11 млн. 118 тыс. рублей. Англичане подкинули еще 80 тысяч фунтов.

Боевые действия в Пензе начались 28 мая 1918 г. после попытки властей разоружить находящихся в эшелонах военнослужащих корпуса и захвата чехами на ст. Пенза-1 железнодорожных платформ с артиллерией, пулеметами и бронеавтомобилями красных. Затем сражение переместилось на улицы города. Бои продолжались два дня. В результате защитники города были вынуждены отступить. Красные потеряли убитыми около 200 человек, потери чехов оцениваются в 30 бойцов. Количество погибших мирных жителей неизвестно. Расстрелянных чехами пленных интернационалистов и русских — тоже никто не считал.

Очевидец тех событий М. А. Урядова была помощницей сестры милосердия отряда красноармейцев, защищавших железнодорожный мост через р. Сура. События 28 мая она описывает так: «После перестрелки, в середине дня, белочехи пошли в атаку. Они передвигались вперед перебежками и вели прицельный огонь из-за металлических ферм моста. Окопы, где находились красноармейцы, были мелкие, после ливня полны воды и грязи. Красноармейцы несли большие потери. На многие раны было просто страшно смотреть. Красноармеец с только что перевязанной ногой стал стрелять из-за угла дома, высунулся и ему размозжило голову. Говорили, что такие раны бывают от выстрелов патронами с разрывной пулей».

Убитые в боях с чехословацкими легионерами. Пенза 1 июня 1918 г.Убитые в боях с чехословацкими легионерами. Пенза 1 июня 1918 г.
Архив педагогического института им. В.Г. Белинского Пензенского государственного университета

О том, что у чехословаков были патроны с разрывной пулей, есть масса свидетельств. Еще один очевидец вспоминал, что 2 июня во время похоронной процессии большинство гробов несли закрытыми. Родственники опознавали убитых только по одежде.

По воспоминаниям очевидцев, защитники города дрались за каждый дом, бои носили ожесточенный характер. Чехословаки грабили городские военные и продовольственные склады, магазины, дома до вечера 30 мая. Утром 31 мая они ушли из центра города и контролировали только железнодорожные станции, мосты и прилегающие к ним территории.

Очевидец Е. Власенко вспоминает: «По ночам, особенно с ночи 30 на 31 мая, белочехи из вагонов и с платформ на ходу поезда из пулеметов и винтовок обстреливали все попадавшие им на глаза дома, бросали гранаты».

Не все погибшие в неравном бою красноармейцы покоятся в Лермонтовском сквере, там, где сейчас установлен обелиск и на мемориальной доске выбиты имена 60 защитников города. Многие из защитников Пензы во время боя были взяты белочехами в плен и безжалостно расстреляны где-то за городом.

Несмотря на то, что в Пензе точно обозначенных мест захоронений погибших чехов вообще не имеется, памятник всё-таки поставили. На самом деле у пензенских историков нет четкой информации, где захоронены легионеры, погибшие во время уличных боев. А некоторые историки и вовсе считают, что тела убитых товарищей чехи забрали с собой.

Выбор места установки памятника кажется не случайным, земельный участок под железнодорожной станцией Пенза — 3 находится в собственности ОАО «Российские железные дороги», что дает возможность пензенским чиновникам оправдаться перед недовольными горожанами: мол, они не имеют никакого отношения к вопросу установки памятника. Между тем, еще в 2010 году именно администрация города Пензы в лице начальника управления культуры Веры Фейгиной организовала специальную комиссию, главным пунктом работы которой стал вопрос: «Где должен разместиться монумент в память о чешских легионерах?».

В вопросе установки памятника чешским легионерам есть не только моральный, но и юридический аспект, ведь если в Пензе официальных, документально подтвержденных мест захоронения граждан Чешской Республики нет, то установка памятника в честь погибших, все тех же граждан Чешской Республики, по меньшей мере кажется абсурдом, а по существу является юридически незаконным актом. ОАО «РЖД», на территории которой установлен памятник, пока не является отдельным государством, со своими законами. Но если память о погибших белочешских мятежниках так дорога для кого-то из руководства ОАО «РЖД», то справедливым было бы установить памятники убийцам наших земляков на территории собственных дворцов и вилл или на своих фамильных кладбищах.

Стоит напомнить, что в Пензе уже есть напоминание о белочешском мятеже 1918 года — братская могила на Советской площади. Там захоронены настоящие герои, погибшие 28–29 мая 1918 года при обороне Пензы от белочешских карателей и мародеров.

Решение пензенских чиновников и представителей РЖД об установке памятника белочешским мятежникам поражает своим нахрапом. Под любезным влиянием чехов они не считают важным поинтересоваться мнением жителей Пензы. Они не оглядываются на могилы красноармейцев, погибших в боях с белочехами. Им безразлично то, как обращаются в Праге с памятником маршалу Коневу, их не смущает выкрашенный в розовый цвет танк ИС-2, стоявший в центре Праги в память о советских танкистах- освободителях Праги.

При установке подобных памятников чиновники считают допустимым пренебречь мнением нашего внешнеполитического ведомства — Министерства иностранных дел РФ. С МИДом участие Пензы в проекте чешского Минобороны «Легион (ы)-100» не согласовывалось. При том, что МИД РФ кординирует все международные контакты, о чем недавно поспешила напомнить официальный представитель ведомства Мария Захарова.

Региональные чиновники потеряли систему координат, в которой они обязаны принимать решения. Чем поспешили воспользоваться наши «зарубежные партнеры», активно принимающие все новые и новые санкции против России. Общество многие годы сигнализирует, что белочехи никогда не были героями и таковыми никогда не станут, региональная власть в сотрудничестве с Минобороны Чехии проявляет поразительное упорство, достойное лучшего применения. Все ли в порядке в Пензе с памятниками нашему героическому прошлому?