Неважно, что думает о себе, своей деятельности и своей науке сам ученый, а также что думает о нем общественное мнение и научное сообщество, — отказ от осознания общественно-гуманитарной, актуально- и, так сказать, экзистенциально-политической значимости собственных исследований приводит ученого в стан врага человечества в виде его лакея различной звездной величины

Человечина под соусом аполитичности — 4, или Псевдогуманизм на службе капитализма

В предыдущей статье мы остановились на том, что перед наукой как социальным институтом, перед всеми учеными вместе и перед каждым ученым в отдельности «выбор простой — либо социальная ответственность и наука, либо аполитичность и сдача на милость победителя». Кто же этот «победитель», спросит читатель. Ну... скажем, капитализм. Современный капитализм постмодернистского образца. Неолиберальный капитализм. Капиталистический либерал-фашизм. В общем, победителем будет некий (воображаемый) субъект, который ненавидит человека и человеческое. Который превращает людей в товар, который низводит людей до животных (если не до овощей). Для которого невыносима сама идея развития человека и прогресса человечества. Вслед за С. Е. Кургиняном мы, наверно, могли бы назвать его врагом человечества...

Абрахам Маслоу
МаслоуАбрахам
Абрахам Маслоу

В общем, если наука и ученые открещиваются от «социальной ответственности», то есть от осознания того, на кого они работают, а тешат себя розовыми иллюзиями о «чистой» науке, «аполитичности» и пр. не наблюдаемыми в реальности вещах, то они неизбежно и неумолимо становятся мелкими или крупными — в зависимости от таланта — прислужниками этого самого врага человечества. И неважно оказывается, что думает о себе, своей деятельности и своей науке сам ученый, а также что думает о нем общественное мнение и «научное сообщество», — в любом случае отказ от осознания общественно-гуманитарной, актуально- и, так сказать, экзистенциально-политической значимости собственных исследований приводит ученого в стан врага человечества в виде его лакея различной звездной величины, кладущего свою жизнь на всемерное увеличение возможностей этого самого врага.

Именно таким образом очевидно вражескими оказываются целые научные направления, совершенно, казалось бы, для этого не предназначенные, а наоборот, предназначенные вроде бы для прославления человека и его возможностей, всемерного их развития и расширения. Иначе чем объяснить, что такие «гуманистические» вроде бы науки, как генетика, психология, социология, антропология, социобиология, даже история уже стали или на наших глазах становятся авангардом антигуманистического наступления на человечество?

О генетике мы уже немного говорили. И убедились, что пренебрежение «социальным смыслом» исследований приводит к тому, что результаты этих исследований (возможно, проведенных из самых что ни на есть «чистых» научных побуждений) используются в весьма сомнительных (а если называть вещи своими именами — так и просто в грязных) политических целях. Которые очевидно суть цели античеловеческие и антигуманные.

Мы обещали читателям рассказать о так же льющих воду на мельницу либерал-фашизма, современного капитализма и антигуманизма исследованиях в области антропологии, социобиологии, психологии общей и психологии социальной и пр. И собираемся выполнить это обещание. Но прежде хотелось бы разобрать один исключительно показательный пример.

Любой человек, когда-либо хоть чуть-чуть интересовавшийся психологией, а также изучавший одну из модных современных дисциплин (язык не поворачивается назвать их науками, хотя многие в этих дисциплинах даже диссертации защищают и «научные» книги пишут) вроде маркетинга и менеджмента, обязательно знает имя известнейшего американского психолога Абрахама Маслоу. Да-да, того самого автора «пирамиды Маслоу» — пирамиды человеческих потребностей. Помните?

Быстро вспоминаем (кратко и схематично): Маслоу описал человека как «желающее существо», потребности которого требуют постоянного удовлетворения. Потребности человека носят врожденный характер и организованы в иерархическую систему.

В основании этой иерархической пирамиды — физиологические потребности (5); выше — потребности безопасности и защиты (4); еще выше — потребности принадлежности и любви (3); далее — потребности самоуважения (2); а завершают пирамиду потребности самоактуализации или личного самоусовершенствования (1).

Удовлетворение потребностей, расположенных на самом низком уровне (т. е. физиологических), делает возможным осознание потребностей вышележащего уровня. Чем выше человек поднимается в этой иерархии потребностей, тем большую индивидуальность, человеческие качества и психическое здоровье он демонстрирует.

Наиболее полно воплощают человеческую сущность особый тип людей — самоактуализирующиеся личности (1 % человечества). Самоактуализирующихся мало, потому что люди не осознают своего творческого потенциала или боятся успеха (обратим внимание на слово «успех»).

Маслоу выделяет две глобальные категории мотивов человека: дефицитарные (мотивы нужды) и роста (мотивы развития или метапотребности).

Этим двум глобальным мотивам человека соответствуют два образа жизни.

Первый — это жизнь Д (дефицитарная) или образ жизни, ориентированный на удовлетворение нужды (дефицита) и выполнение требований общества.

Второй — это жизнь Б (бытийная) или образ жизни, направленный на полную реализацию своих возможностей.

Правда, красиво и... как бы это сказать... подходяще звучит? «Полная реализация своих возможностей»... Самоактуализирующиеся личности... Рассмотрим эту красоту повнимательнее.

Абрахам Маслоу (который, конечно, никакой не «оу», а просто Маслов) во всем мире считается не только выдающимся психологом, но выдающимся представителем гуманистической психологии и вообще выдающимся гуманистом (деталь: в 1967 году Американская ассоциация гуманистов (чего только нет в Америке!) назвала Абрахама Маслоу гуманистом года! — как вам?). И именно потому «случай Маслоу» кажется нам почти идеальным примером для исследования процесса превращения «чистого ученого» с чистейшими намерениями и гуманистическими без всяких шуток ценностями в пособника врага человечества.

Действительно, если читать Маслоу не очень внимательно, то он и в самом деле кажется исключительным гуманистом. Но даже если читать внимательно, то от стены благих пожеланий, «правильных» слов и пафосных маловразумительных фраз отскакивает всякая возможность понимания, оставляя после себя дымовую завесу из невнятных впечатлений, который каждый читатель не извлекает из текста, а приписывает ему. И только совсем уж привередливое чтение позволяет увидеть, что за этой дымовой завесой стоит совершенно неожиданное (и совсем не гуманистическое) содержание.

Вот пример из книги «Мотивация и личность» (1970), главы «Новые рубежи человеческой природы»:

«Одно из оснований ... состоит в моем убеждении в теоретической необходимости того, чтобы проектируя хорошее общество, Эвпсихию, отделить руководство от привилегий, эксплуатации других, собственности, роскоши, статуса, власти над другими людьми и т. п. (Здесь и далее выделено нами — Авт.; «отделить» — это хорошо, конечно, вопрос — как это сделать?!) Единственный путь, который я вижу, для того чтобы защитить более способных, лидеров и менеджеров, от ненависти и бессильной зависти слабых (понимаете, кого надо защищать и от кого? — то-то же!), лишенных привилегий, менее способных, нуждающихся в помощи, короче говоря, от «дурного глаза» или от реванша побежденных, состоит в том, чтобы платить им не больше денег, а меньше, предложив им вместо этого оплату более высокого типа (перевод: платить надо меньше, но давать больше «нематериального» — признаков статуса, знаков уважения и пр.; всё это блестяще осуществлено к настоящему времени: сейчас у каждого совершенно бесправного работника, например, официанта, которому платят гроши, в любой момент могут вышвырнуть на улицу и т. п., есть «престижный» айфон, «престижные» штаны и «престижная» туалетная бумага) и «метаоплату». Из принципов, изложенных здесь, а также в моей книге «Эвпсихическое управление» (Maslow, 1965), следует, что это удовлетворило бы как самоактуализирующихся (подчеркнем, что ни в одной работе Маслоу нет внятного описания, кто эти «самоактуализирующиеся», как их опознать) людей, так и менее развитых психологически (!!!) и прервало бы развитие взаимоисключающих и антагонистических классов и каст (вы поняли? — раздача знаков престижа и статуса уничтожит классы!), которые мы наблюдаем на протяжении человеческой истории. Всё, что требуется, чтобы сделать практически достижимой эту постмарксистскую, «постисторическую» возможность, — это научиться не слишком высоко ценить деньги (и всего-то — научиться презирать деньги, и будет вам щастье), больше ценить высшее, чем низшее. Кроме того, было бы необходимо десимволизировать деньги: они не должны (повторяем все вместе 1000 раз «они не должны»!) символизировать успех, выступать как основание для уважения и любви».

Вот такой вот гуманизм. И это всё написано после Гегеля и Маркса, после Ленина и Великой Октябрьской социалистической революции, после двух ужасных экономических кризисов, после двух страшных мировых войн, после книг Бруно Беттельхейма и Виктора Франкла (с которыми Маслоу был лично знаком), переживших фашистские концлагеря и мучительно пытавшихся понять, как такое стало возможным... После всего этого всерьез считать, что можно изменить мир путем снижения субъективной значимости денег на индивидуальном уровне, тут же предлагая уменьшить зарплаты — это... Ну, даже не знаем, как сказать…

Впрочем, давайте по порядку.

Итак, Абрахам Харольд Маслоу. Как пишет профессор психологии МГУ Д. А. Леонтьев в статье «Абрахам Маслоу в XXI веке», опубликованной в «Журнале Высшей школы экономики» (и тут они!), Маслоу — «один из самых ярких и блестящих психологов ушедшего века, провидец и революционер в науке». Абрахам Маслоу родился 1 апреля 1908 г. в Нью-Йорке, в семье эмигрантов из России. Его родители за несколько лет до этого приехали в США из-под Киева с волной еврейской эмиграции за океан, вызванной притеснениями, погромами, бедностью и бесперспективностью. Он был старшим ребенком в, как теперь сказали бы, многодетной семье, у него было еще трое братьев и три сестры. Отношения в семье были плохие: родители все время ссорились, а когда дети подросли, родители развелись. На Абрахаме как самом старшем естественно всегда лежала ответственность за младших и обязанность поддерживать семью. Кроме того, он рано женился — в 20 лет, что также добавило ему ответственности и обязанностей.

Маслоу поступил в городской колледж Нью-Йорка, затем в Корнельский университет, начинал специализироваться по философии, потом переключился на психологию. «Интересы его всегда были весьма широкими: когда отец спросил у него, что он собирается изучать в колледже, Абрахам ответил: «Всё», — пишет Д. А. Леонтьев.

В молодости Маслоу, как и многие молодые люди, был захвачен стремлением к переустройству мира, его занимали социалистические учения, философия. Кроме того, он был полон благих чувств и намерений в отношении человека и человечества, ему казалось, что он сможет предложить что-то действительно новое для улучшения общества и отношений человека с ним. Поразительно, но при таких благородных намерениях он как-то совершенно не интересовался обществом, а был склонен к изучению человека, так сказать, in vitro, самого по себе, вне общества и даже без учета его реального влияния. Однако мир к лучшему он собирался изменять всерьез — хотя бы на ниве психологии. И что самое поразительное, многие уважаемые психологи думают, что это ему удалось. Читаем Д. А. Леонтьева:

«Биографы А. Маслоу приводят эпизод, когда он однажды спросил студентов, у которых вел занятия: «Кто из вас планирует стать великим психологом — вторым Фрейдом?» И когда студенты в изумлении уставились на А. Маслоу, он ответил: «Ну, если не вы, то кто же?». Одной из самых важных черт, которые А. Маслоу выявил у самоактуализирующихся людей, было ощущение призвания, миссии. Ему всегда было свойственно ощущение своей миссии: разрушить модный в то время цинизм во взглядах на человека и на общество, предложив более воодушевляющую, более обнадеживающую и, тем не менее, реалистическую картину человека и личности человека. Он считал, что необходима новая философия человека, новая «эра просвещения». И он действительно сделал в этой области очень много не только через свои тексты, свое учение и свою научную работу, но он еще и оказался социальным революционером, создавшим мощное общественное движение, порождавшим идеи и внедрявшим их в жизнь общества. Сейчас многие согласны, что мало кто в такой степени, как он, изменил общие воззрения американского общества». Тут требуется некоторое пояснение. Маслоу, как нам кажется, действительно изменил «общие воззрения американского общества». Но как? Если раньше считалось, что людей можно мотивировать только кнутом страхом неудовлетворения низших потребностей (в терминах Маслоу), то есть страхом потерять работу (а вместе с ней и возможность удовлетворять потребность в пище), страхом потерять жилье (и возможность удовлетворить потребность в безопасности, например) или страхом физического наказания, на худой конец, то теперича (после Маслоу) не то, что давеча! Теперь американское общество осознало, что можно мотивировать и пряником положительными стимулами вроде возможности «престижного» потребления всего и вся (и возможности таким образом удовлетворить потребности в признании, статусе, в творчестве и самоактуализации).

Едем дальше в исследовании творческого пути Маслоу и формирования его «гуманистической» психологии.

Первый цикл экспериментальных работ А. Маслоу, принесших ему известность в профессиональных кругах в 1930-е гг., был посвящен изучению социального поведения приматов. «Тогда он изучал теории Зигмунда Фрейда и Альфреда Адлера и захотел разрешить вопрос о том, кто из них прав в отношении ведущих движущих сил развития личности: является ли определяющим сексуальное влечение или стремление к доминированию. (Обращаем внимание читателя, что никаких других гипотез относительно «движущих сил развития личности» выдвинуто не было и не проверялось, то есть личность априори может быть мотивирована только либо сексуальностью, либо доминантностью). Изучая социальное поведение и сексуальность низших обезьян (то есть желая исследовать развитие личности человека, изучаем низших обезьян!), он экспериментально подтвердил гипотезу, что именно социальное поведение, место обезьян в иерархии детерминировало их сексуальность, но не наоборот. (Строго говоря, он доказал, что если бы Адлер и Фрейд были озабочены психологической помощью низшим обезьянам, то надо было бы пользоваться построениями Адлера, а не Фрейда. Другое дело, что и Фрейда, и Адлера интересовало совершенно другие, значительно более гуманистические проблемы). Оказалось, что фактически все формы сексуального поведения обезьян служили выяснению отношений власти, доминирования и подчинения. Это поведение использовалось как оружие в прояснении структуры социальных отношений. Руководитель его диссертации Гарри Харлоу несколько десятилетий спустя оценивал эти работы так: «Сказать, что они опережали свое время, было бы огромным преуменьшением». Исходя из этого А. Маслоу сформулировал оригинальную теорию сексуальности приматов, обусловленной социальной иерархией. Опираясь на эти исследования, он начал планировать аналогичные исследования на людях (как говорится, без комментариев)».

Хотя нет, неправильно, — тут имеет смысл сказать, что планирование повторения экспериментов на людях означает, что Маслоу всерьез считал, что можно по поведению низших обезьян хоть что-то предполагать и о поведении человека. Это, безусловно, смелое предположение, и именно оно, как покажет дальнейшее изучение трудов Маслоу, лежит в основе всей его «гуманистической» теории. Маслоу считал, что все не только низшие, но и высшие (по его классификации) потребности имеют биологическую инстинктивную природу, приданы человеку от рождения и не имеют никакого отношения к обществу. Более того, он всю жизнь яростно «сокрушал» теории различных столпов психологии от бихевиористов до Фромма и Хорни, которые считали, что общество все-таки как-то участвует в формировании человека, презрительно называя их «средовиками». Даже более того, он считал, что единственный способ удовлетворения и даже осознания высших потребностей — в признании, в творчестве, в самоактуализации — это блокирование негативного влияния культуры и общества на человека. Маслоу считал, что общество по самой своей сути не может не препятствовать стремлению человека к самоактуализации — ведь любое общество стремится сделать человека своим шаблонным представителем, отчуждает личность от ее сути, делает ее конформной.

Итак, Маслоу решил, что надо проводить на людях исследования, аналогичные тем, которые он проводил на низших обезьянах. В полном соответствии с этими намерениями, Маслоу в то время считал, «что самый прямой и легкий путь помочь человечеству лежит через изучение проблем секса. «Если бы я нашел способ улучшить сексуальную жизнь на один процент, можно было бы улучшить жизнь всего человечества». Что ж, мысль по-своему гуманистическая, если вникнуть. И очень перекликается с современными, без сомнения ультрагуманистическими, движениями в защиту ЛГБТ-существ (это слово употреблено не в уничижительном смысле, а исключительно из соображений политкорректности, потому что все остальные слова, которые тут уместны, имеют мужской или женский род, что, конечно, недопустимо), ювенальной системы и сексуального просвещения с младенчества.

Эксперимент на людях таки был проведен, но его результаты помочь человечеству явно не смогли. Более того, они вызвали даже некий скандал, потому что соотношение сексуальности и доминантности у женщин Маслоу изучал непосредственно по месту работы — в своем университете. И Маслоу сменил место работы и направление своих раздумий. Он начал думать о мотивации людей (а не низших обезьян). Леонтьев пишет: «Постепенно сложилось представление о существовании особого типа людей (уже как-то тревожно, не правда ли?) — самоактуализирующихся личностей, максимально выражающих человеческую сущность. А. Маслоу предпринял обширное исследование (в основном по литературе — Авт.) самоактуализирующихся личностей с целью выявить характерный комплекс их психологических особенностей. При этом А. Маслоу формулировал для себя главный вопрос нетрадиционным образом: не «как возникают гении вроде Бетховена?», а «почему мы все не Бетховены?». «Я мыслю самоактуализирующегося человека не как обычного человека, к которому что-то добавлено, а как обычного человека, у которого ничего не отнято».

Надо сказать, что это очень интересный подход, который многое проясняет в теории Маслоу. По Маслоу, все базовые потребности (то есть вся его «пирамида») даны человеку при рождении — заданы биологически в виде инстинктивных побуждений. А общество потом подавляет (или отнимает) некоторые из них. Соответственно, по Маслоу, самоактуализирующийся человек (и это в некотором смысле следует из самого названия этого «особого типа людей») — это человек, у которого все биологически заданное раскрыто, все инстинкты работают, все потребности удовлетворяются, а не задавлены «страшной» культурой. А дальше Маслоу приступил к исследованию условий, при которых это чудесное самораскрытие заложенных в человека инстинктов может осуществиться.

В работах А. Маслоу последовательно разворачиваются пять (!) различных пониманий самоактуализации.

В первом понимании (при выделении и описании типа самоактуализирующихся личностей) самоактуализация выступала у А. Маслоу как особый уровень личностного развития.

Во втором понимании (в соответствии с теорией базовых потребностей — первой теорией мотивации А. Маслоу) самоактуализация представала как потребность, актуализирующаяся после удовлетворения большинства остальных потребностей.

В третьем понимании (согласно теории мотивации нужды и мотивации роста — второй теории мотивации А. Маслоу) самоактуализация представала как универсальная движущая сила, побуждающая процессы развития на всех уровнях.

В четвертом понимании (согласно концепции пиковых переживаний) самоактуализация выступила как состояние, кратковременно доступное в принципе каждому человеку.

Наконец, в пятом понимании (в соответствии с психологией Бытия и теорией метамотивации — третьей теорией мотивации А. Маслоу) самоактуализация оказалась лишь порогом, отделяющим от нового уровня существования, переходом от Становления к Бытию.

Отметим, что все эти «понимания» так же красивы, как и бессодержательны. Что такое «уровень личностного роста» или «порог, отделяющий от нового уровня существования»? Только буйная фантазия читателей и почитателей Маслоу может усмотреть в любом из этих «пониманий» что-то себе созвучное и информативное.

Для тех же, кто такой фантазией не обладает, в работах Маслоу есть еще пятнадцать (!!!) признаков самоактуализирующейся личности (которых, напомним, всего 1 % в популяции, хотя всё необходимое для самоактуализации заложено в каждого человека изначально).

Основные характеристики самоактуализирующейся личности, по Маслоу, таковы:

  • более адекватное восприятие реальности;
  • принятие себя, других и природы;
  • непосредственность, простота и естественность;
  • концентрированность на проблеме (т. е. поглощенность деятельностью);
  • независимость, которая проявляется, в том числе, в потребности в уединении;
  • автономия, т. е. относительная независимость от культуры и окружения;
  • свежесть восприятия окружающих явлений;
  • вершинные или мистические переживания;
  • общественный интерес, проявляющийся, в том числе, в стремлении помочь другим людям;
  • глубокие межличностные отношения;
  • демократический характер;
  • разграничение целей и средств их достижения, которое основано на сложившейся иерархии ценностей;
  • философское чувство юмора;
  • креативность;
  • сопротивление окультуриванию (т. е. определенной устойчивостью к давлению социальных норм).

Если бы мы были более радикально настроены, то мы бы, конечно, сказали, что смысл этого списка аналогичен пословице «лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным», и что самоактуализирующиеся личности, по Маслоу, — это те самые «здоровые и богатые». Ну, и еще демократичные, креативные, неконформные, непосредственные, целеустремленные... список можно продолжать до бесконечности.

Но мы не так радикальны. И скажем (пока) что стоит исследовать этот список на предмет того, что же в нем, а также во всей теории Маслоу такого «гуманистического», что так восхищает уже не одно поколение либеральных психологов, управленцев, а также владельцев заводов, газет, пароходов.

Но придется это сделать уже в следующей статье.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER