Главные события в этом регионе еще впереди, с уходом американцев все еще только начинается — и это необходимо тщательно отслеживать, сюжеты могут возникать совершенно головокружительные

У США в Афганистане есть лишь один интерес — сдерживание Китая. Интервью

Французская политическая карикатура(фрагмент). 1890
Французская политическая карикатура (фрагмент). 1890
Французская политическая карикатура (фрагмент). 1890

События в Афганистане развиваются стремительно. По сообщениям региональных СМИ, афганские солдаты сотнями сбегают от атак «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в соседние страны. Сами афганские радикалы утверждают, что захватили более 80% территории страны.

Каковы планы «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистане? Как смотрят на успехи исламистов в США и в Китае? Влияют ли на планы боевиков еще какие-то страны региона?

На эти вопросы ответил ИА Красная Весна востоковед, доктор исторических наук, журналист-международник, заместитель Генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов Игорь Панкратенко.

Изображение: csef.ru
Игорь Панкратенко. Заместитель Генерального директора ЦСОиП. Востоковед, историк, журналист-международник
Игорь Панкратенко. Заместитель Генерального директора ЦСОиП. Востоковед, историк, журналист-международник
журналист-международникисторик,Востоковед,ЦСОиП.директораГенеральногоЗаместительПанкратенко.Игорь

ИА Красная Весна: Что талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будут делать, захватив кусок власти в Афганистане? Чего они хотят, в чем состоит их план?

Игорь Панкратенко: Думаю, здесь все очевидно — чтобы этот «кусок» оказался как можно больше. Но чтобы его получить — нужно поставить Кабул перед неприятной реальностью: «Вот, смотрите, мы контролируем 70-75% территории Афганистана. Именно такой должна быть наша доля в политических институтах и экономике страны».

Именно в этом главная причина нынешнего активного, не побоюсь этого слова — ожесточенного натиска талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Их представители заявляют, что они уже взяли 80% афганской территории, но терзают смутные сомнения, что это поэтическое преувеличение и стремление выдать желаемое за действительное.

В лучшем случае они расширились до 55-60%, поскольку начали действовать и другие факторы, главный из которых — массовое создание местных ополчений на территориях, где талибам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) совсем не рады. Настолько, что готовы демонстрировать это с оружием в руках.

Подозреваю, что и руководство «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) осознает, что военная победа не даст ему абсолютной власти в стране. «Вынести» правительственную армию на поле боя — да не вопрос, по уровню подготовки, опыта и технического оснащения, по уровню тактического искусства талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) превосходят ее на порядок. Но что будет дальше, если половина страны их просто не поддержит?

Ведь помимо получения своей доли в политике и экономике у «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) есть еще одна очень важная задача, которую нужно решать как можно скорее — ликвидация того террористического интернационала, который за долгие годы свил себе вполне уютное гнездышко на афганской земле. Разумеется, решить этот вопрос без лояльного тыла талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не смогут — и они опять должны будут договариваться с другими политическими силами — и доктором Абдуллой (Абдулла Абдулла — глава Высшего совета по национальному примирению Афганистана, главный соперник действующего президента Ашрафа Гани на прошлых президентских выборах — прим. ИА Красная Весна), и с тем же Дустумом (Абдул-Рашид Дустум — афганский военный и политический деятель, маршал, ранее один из двух вице-президентов Афганистана — прим. ИА Красная Весна), и так далее, включая внешних игроков, ту же Анкару или Ташкент.

ИА Красная Весна: Каковы отношения Китая с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ)?

Игорь Панкратенко: Вполне рабочие. Делегации талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) неоднократно посещали Китай, достигнут ряд интересных договоренностей. Так, китайцы согласились включить талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в свои экономические проекты на афганской территории в обмен на то, что последние будут обеспечивать их безопасность. А талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) пообещали, что Афганистан станет могилой для уйгурских сепаратистов и экстремистов.

Вполне взаимовыгодные договоренности, стороны друг другом довольны, сотрудничество будет развиваться.

ИА Красная Весна: Талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) возникли при демократах в США. И демократы собирались их в 90-х признавать. Талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) получат новые возможности с приходом Байдена?

Игорь Панкратенко: Понимаете, талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ), Афганистан — все это для Джо, орла нашего, Байдена достаточно мелко. Его важнейшая цель, сверхзадача, idee fixe, называйте как хотите — «сдерживание» Пекина, включение в антикитайскую коалицию как можно большего количества участников.

И именно такой подход Вашингтона определяет его позицию в отношении всей Центральной Азии и Афганистана. Именно с этих позиций будут выстраиваться отношения Америки с местным игроками. Поэтому главные события в этом регионе еще впереди, с уходом американцев все еще только начинается, — и это необходимо тщательно отслеживать, сюжеты могут возникать совершенно головокружительные.

ИА Красная Весна: Пакистан — стратегический партнёр Китая. А Турция активизировала сотрудничество с Пакистаном. Это и военные учения, и совместная продажа военной техники, и даже, как говорят индийские СМИ, возможная передача ядерной бомбы. Получается, есть треугольник Китай — Пакистан —Турция. Он ситуативен или это уже стало чем-то большим чем тактика? Возможен ли такой стратегический союз трёх стран?

Игорь Панкратенко: Прежде всего, не нужно особо серьезно относиться к тому, что о Китае, Турции и Пакистане пишут индийские СМИ. Китайская и пакистанская, а теперь еще и турецкая темы для них — как Иран для Израиля, то еще нафантазируют, затейники.

Что же касается конкретики, то упомянутый вами треугольник «Китай — Пакистан — Турция» вроде бы контурно и намечен, но в некую геополитическую реальность это еще не перешло, хотя предпосылки к этому имеются.

Действительно, и Исламабад используется как посредник в китайско-турецких контактах, и двусторонние отношения налажены, — но конкретных результатов, «весомых, грубых, зримых», как говорил поэт, пока не наблюдается. Поэтому давайте не торопиться пока с выводами.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER