logo
  1. Культурная война
  2. VIII Санкт-Петербургский Международный культурный форум
ИА Красная Весна /

Объединяет ли любителей оперы еда? — мнение оперного певца

Еды и зрелищ!
Еды и зрелищ!
Вячеслав Яковенко © Красная Весна

Эпатажными заявлениями на прошедшем недавно VIII Санкт-Петербургском международном культурном форуме (ПМКФ) отличился худрук «Геликон-Оперы» Владимир Горохов, призвавший заманивать народ в театры едой. «Еда объединяет любителей оперы», — считает Горохов. Чтобы разобраться в этом вопросе, корреспондент ИА Красная Весна обратился к оперному бас-баритону, члену Союза театральных деятелей России Кириллу Попову.

ИА Красная Весна: Кирилл Александрович, здравствуйте! Как Вы считаете совместима ли еда и высокое искусство, коим, безусловно, является опера?

К.П.: Еда и музыка в принципе — дело совместимое, начиная даже от обычного корпоратива или юбилея. Правда, в этом случае артист должен стараться выступать так, чтобы у зрителя «отпала челюсть», и он перестал жевать и переключился на смысл произведения, так как процесс еды все-таки оттягивает значительную часть внимания. Здесь получается, в шутку можно сказать, что артисту приходится «конкурировать» за внимание с блюдами. Поэтому, чем выше уровень ресторана, тем больше возможности по творческому «выходу» (шучу!). Правда, конечно, многое зависит от условий такого вечера и ведущего, который все-таки должен попытаться создать условия раздельного восприятия еды и артистов, какие-то специальные фоновые перерывы и т. п. Лично я, как артист, не вижу ничего предосудительного в такой форме.

ИА Красная Весна: На Ваших выступлениях были примеры удачного сочетания еды и искусства?

К.П.: В некоторых академических залах, к примеру, в Свердловской филармонии вечера-концерты «за столиками» очень популярны. Более того, такой вечер можно превратить в просветительскую игру, тема еды имеет для этого большой потенциал. Например, кухни разных народов мира или кухня регионов одной страны (например, Италии). Можно обыграть историю кухни.

Есть даже произведения, посвященные кухне, где каждая часть называется по названию блюда. Одну из таких сюит для камерного оркестра я представлял в свое время в своих авторских проектах. Сюита называлась «С днем рождения», ее части назывались: «Лазанья, «Устрицы», «Ламбруско» и «Моцарелла» и т. п.

Авторский проект Кирилла Попова «Дни Италии на Урале»
Авторский проект Кирилла Попова «Дни Италии на Урале»

А чем ближе к концу года, к какому-нибудь празднику, публике всё больше хочется отдохнуть от работы и развлечься (или отвлечься), и в этом концерты с кухней для привлечения зрителя играют существенную роль. Главное, чтобы такая форма не перешла в самоцель. И если заявляется действительно «гурме-спектакль», то желательно, чтобы всё не превращалось в банальный корпоратив по принципу «покушать-послушать».

ИА Красная Весна: Каким образом удается соблюсти эту грань?

К.П.: Конечно, здесь подходят интерактивные формы работы со зрителем, и артисты сейчас делают много разного на сцене. Хотя, скажу прямо, в последнее время режиссеры стали сильно увлекаться «нережимными» вещами: к примеру, иногда уже в постановках мы видим, как певец откусывает кусок батона, а потом поет (категорически противопоказано, если крошка попадает в голосовые складки — это травма, голоса просто нет некоторое время, пропадает «распевка» и т. п.). Или если это горячие напитки или настоящее спиртное — тоже категорически нельзя, даже непосредственно перед пением, я не говорю уже о любимом сейчас режиссерами пении в джакузи.

ИА Красная Весна: Возвращаясь к словам Владимира Горохова, по-вашему, любителей оперы все-таки объединяет еда или что-то иное?

К.П.: Эта фраза в отстраненном от контекста виде для меня несколько сомнительна. Что здесь главное? Россия ведь вообще страна, в которой все-таки никогда не было культа еды как такового. Все-таки на наших застольях нет такого, что «мы все только и обсуждаем, что ели вчера, что едим сейчас и что будем есть завтра» — дословная фраза одного молодого неаполитанца, которого спросили, о чем они говорят, когда вся семья собирается за обедом. Поэтому, если отношение к еде берется за основу, нужно понимать, для какого народа вы делаете представление. Я не говорю, что культ еды — это плохо.

В разных странах это существенная часть общей культуры. Надо видеть, как итальянец в ресторане заказывает еду — это целый спектакль. И все это, кстати, в какой-то мере отражено в итальянском комическом жанре, один из примеров: персонаж венецианских масок комедии дель арте Бригелла — повар.

Кирилл Попов в роли Бригеллы, опера А. Сальери «Арлекинада»
Кирилл Попов в роли Бригеллы, опера А. Сальери «Арлекинада»

Может быть, для нас и некоторая дикость — обсуждать, что мы едим вчера, сегодня и завтра, но вот наши традиции застолья, связанные с совместным пением народных песен, к сожалению, уходят, и застолье с музыкой — очень хорошее средство их возрождать. В разных культурах, в искусстве также отражено отношение к пищевой культуре, особенно, если жизнь народа связана с тем или иным производством, например, моравские песни о вине (Моравия — регион Чехии, где производится вино). Еда, вероятно, это даже символ некоторых регионов, где есть вековые традиции производства, как, например, сушеная треска норвежского заполярья и т. д. Серьезным аргументом «за» является глобализация и возможность людей сейчас пробовать все кухни и даже быть знатоком ее разных видов.

Конечно, если делать вечера с кухней, это замечательно, но ведь такой лозунг — приземление оперы или, наоборот, возвышение еды до пищи духовной. Может быть, наоборот: «Опера объединяет любителей изысканной кухни»? Но получается еще хуже. Не отрицаю, что высокая кухня приобретает качества искусства, тем более в театрализованных видах, как бармен-шоу или японский театр кухни моримоно (икебана из еды). Более того, в религиях употребление освященных продуктов является частью процесса приобщения к высшему, но будем честны, в нашем случае все-таки еда едой и остается, а опера — оперой, несущей свои ценности.

Конечно, это скорее вопрос философии или даже маркетинга: если корни данной фразы идут от спонсора-производителя еды, тогда, в принципе, понятно, что это может быть лозунгом деловой активности, направленной на поддержку оперного жанра. Но, если подумать, насколько нас, «любителей оперы», действительно объединяет еда? Еще раз повторяю, это философский вопрос: что первично? Но не вспоминать же тут пирамиду Маслоу, в конце концов, пусть каждый для себя расставит приоритеты. И, вероятно, нужно быть точнее и даже, я бы сказал, культурнее в выражениях.