Кржижановский в годы становления СССР руководил программой электрификации России (ГОЭЛРО) и Госпланом, заложив фундамент советской индустриализации. Однако его деятельность как революционера и агента «Искры» дала России не меньше

Глеб Кржижановский. Жизнь, честная перед своим сознанием

Начало созданию общероссийской социалистической партии нового типа было положено изданием газеты «Искра». Решающую роль в этом деле сыграл, несомненно, Владимир Ильич Ленин. Приехав в 1893 году в Санкт-Петербург, Владимир Ильич стал неформальным лидером социал-демократического кружка Петербургского технологического института (ПТИ).

Вместе с членами этого кружка он создал первую крупную политическую организацию марксистов — «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Роль ближайших соратников Владимира Ильича из числа кружковцев-«технологов» в создании «Искры» также огромна.

Ярким представителем «технологов» был близкий друг Ленина Глеб Максимилианович Кржижановский. Наиболее известен он своим руководством программой электрификации России (план ГОЭЛРО) и Госпланом в самые кризисные годы зарождения СССР.

При этом меньше вспоминают о его вкладе в становление и развитие социал-демократического движения в России. В то же время революционная и научно-техническая деятельности Кржижановского были частью цельного пути. В этом можно убедиться, просто ознакомившись с его биографией.

Кржижановский родился 12 января 1872 года в Самаре в интеллигентной семье. Отец его умер, когда Глебу было всего четыре года, и семья жила крайне бедно. Мать Глеба, оставшись с двумя маленькими детьми одна, приложила все усилия, чтобы они получили достойное образование. Глеб закончил церковно-приходскую школу и поступил в реальное училище. Учился он блестяще — был первым учеником «реалки», поступил в ПТИ на химическое отделение, набрав высший балл, получал одну из пяти стипендий на курс, и по окончании его имя было занесено на мраморную доску выдающихся учеников института.

Все это, конечно, давало Глебу Максимилиановичу перспективу занять высокое положение в российском обществе. Однако после года интенсивного ознакомления с нелегальной литературой Кржижановский приходит к выводу, что «вне революционных путей нет выхода для честной перед собственным сознанием жизни», и вступает в социал-демократическое движение.

Глеб Максимилианович Кржижановский – студент Петербургского технологического института, предположительно 1889 год
Глеб Максимилианович Кржижановский — студент Петербургского технологического института, предположительно 1889 год
год1889предположительноинститута,технологическогоПетербургскогостудентКржижановский —МаксимилиановичГлеб

Чем занимались в кружке? Сначала самообразованием, затем перешли к организации рабочих кружков. Первоначально они носили просветительский характер — ставилась задача подготовки «рабочей интеллигенции», способной отстаивать интересы рабочего класса в политической борьбе. Много контактов с рабочими удалось завязать в Смоленской вечерне-воскресной школе для рабочих. В этой школе преподавали такие видные революционерки, как Н. К. Крупская (историко-филологическое отделение), З. П. Невзорова (химическое отделение) и А. А. Якубова (физико-математическое отделение). Подчеркнем здесь, что эти девушки тоже принадлежали к передовой российской интеллигенции — были слушательницами Бестужевских высших женских курсов — одного из первых вузов для женщин в России. В школе они знакомили рабочих с основами естественных и общественных наук. Наиболее продвинутые из учеников продолжали обучение в нелегальных кружках — знакомились с трудами Маркса.

Кржижановский вел один из таких кружков — разбирал с рабочими «Капитал»:

«Вспоминая, как терзали мы наших первых друзей из рабочего класса „сюртуком“ или „холстом“ из первой главы „Капитала“, я и по сие время чувствую угрызения совести. Наши революционные рабочие кружки были нагружены и работой культурнического оттенка, чему не в малой степени способствовала та громадная духовная жажда, которой были преисполнены передовые рабочие того времени» — пишет о том периоде Кржижановский.

Окончив ПТИ, Глеб Максимилианович поехал в Нижегородскую губернию, где работал инженером по кустарным промыслам при земстве. Эта деятельность не вполне соответствовала его специальности инженера-химика и была связана с полемикой с «народниками», которую активно вел Ленин в тот период. Народовольцы считали, что капитализм в России не приживается, и она должна развиваться с опорой на мелкие кустарные хозяйства. Поскольку народничество было на тот момент довольно распространено среди социалистов, нужны были неопровержимые доказательства ошибочности их взглядов. Необходима была статистика, которую, в частности, собирал Глеб Максимилианович, показавшая в конечном счете, что кустарные производства не выдерживают конкуренции с крупным капиталом и стремительно разоряются.

Необходимость расширения и постоянная опасность разгрома требовали профессионализации членов кружка, которая была окончательно осознана и ускорена с приходом в кружок Ленина.

Он указывает на необходимость участия социалистов не только в просвещении, но и в организации рабочего движения: «Представляя в неверном освещении исторические факты, забывая о массе труда, вложенного социалистами на придание сознательности и организованности рабочему движению, наши философы сверх того подсовывают Марксу бессмысленнейшие фаталистические воззрения. По его взгляду, будто бы организация и обобществление рабочих происходят сами собой», — пишет Ленин в статье «Что такое „друзья народа“?». Там же обосновывается необходимость агитации в широких массах рабочих вдобавок к пропаганде в среде передовых рабочих интеллигентов:

«…втягивать рабочих в простой политический радикализм значит отрывать только рабочих интеллигентов от рабочей массы, значит осуждать на бессилие рабочее движение, потому что оно может быть сильно лишь на почве полного и всестороннего проведения интересов рабочего класса, на почве экономической борьбы с капиталом, нераздельно сливающейся с политической борьбой против слуг капитала».

В начале 1895 года Кржижановский возвращается в Петербург. Под руководством Ленина в кружке работа ставится на широкую ногу — в частности, поставлено на поток изготовление и распространение листовок-воззваний к заводским рабочим. Интересно, что листовки не поощряли беспорядков, а напротив, призывали к организованной и, насколько возможно, законной борьбе. Например, после стихийного бунта рабочих на Семянниковском судостроительном заводе, там была распространена листовка кружковцев, содержавшая такой призыв:

«…действуя не кулаками, а таким общим, определенно высказанным фабриканту соглашением, они, наверно, добились бы этой уступки и без стольких напрасных жертв… „Борьбы и знаний!“ — вот чего требует от русского рабочего русская жизнь».

Несмотря на все усилия обеспечить конспирацию, жандармы были на шаг впереди, и в конце 1895 года большая часть группы арестовывается. Отметим, однако, что оставшаяся часть организации продолжила борьбу и смогла, например, добиться снабжения всех заводов Петербурга первомайской листовкой в 1896 году — немыслимый доселе уровень охвата.

Члены петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Слева направо (стоят): А.•Л.•Малченко, П.•К.•Запорожец, А.•А.•Ванеев, слева направо (сидят): В.•В.•Старков, Г.•М.•Кржижановский, В.•И.•Ульянов, Ю.•О.•Мартов. Санкт-Петербург, 1897•год, снимок сделан за несколько дней до отправки в ссылку.
Члены петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Слева направо (стоят): А. Л. Малченко, П. К. Запорожец, А. А. Ванеев, слева направо (сидят): В. В. Старков, Г. М. Кржижановский, В. И. Ульянов, Ю. О. Мартов. Санкт-Петербург, 1897 год, снимок сделан за несколько дней до отправки в ссылку.
ссылку.вотправкидоднейнесколькозасделанснимок1897 год,Санкт-Петербург,Ю. О. Мартов.В. И. Ульянов,Г. М. Кржижановский,В. В. Старков,(сидят):направослеваА. А. Ванеев,П. К. Запорожец,А. Л. Малченко,(стоят):направоСлевакласса».рабочегоосвобождениезаборьбы«СоюзапетербургскогоЧлены

После 14 месяцев одиночного заключения в «предварилке» Кржижановского приговаривают к трехлетней ссылке в село Тесинское Минусинского округа Енисейской губернии.

По дороге к месту ссылки, в Бутырской пересыльной тюрьме, Кржижановский переложил на русский язык польскую «Варшавянку». Интересно, что несмотря на польские корни, польского языка он не знал и пользовался пословным переводом.

Кржижановский, ориентируясь на Ленина, превращает тюрьму и ссылку в «сверхуниверситет»: интенсивно учится, занимается переводом работ Маркса. Большое внимание Ленин уделял укреплению здоровья: день всегда начинался с зарядки, Кржижановский и Ленин регулярно ходили в ссылке на охоту и даже боролись.

Вот как Кржижановский пишет из ссылки соратнице Л. Н. Радченко, каждая строчка в его письме светится оптимизмом:

«Есть кое-что хорошего, положительно хорошего и в наших местах. Климат очень здоровый, воздуха, света — миллион!

…Ваш Суслик [это один из партийных псевдонимов Глеба Максимилиановича] вовсе не альтруист (клянусь бородой Маркса — нет), но он до некоторой степени философ, вернее, исповедник некоторой жизнерадостной, прекрасной, эгоистично-земной философии.

…Жизнь, милый друже, не поэзия, а лаборатория будущего, наша задача — быть честными, сведущими химиками…

…Старче [Старик — партийный псевдоним Ленина] стал здоровым, краснощеким, ядреным молодчагой. Недавно он был у нас — я на него залюбовался…»

В 1898 году, находясь в ссылке, Глеб Максимилианович женился на Зинаиде Павловне Невзоровой. По окончании ссылки Зинаиды Павловны в январе 1902 года Кржижановские покинули Сибирь и по заданию Ленина организовали в Самаре Центральное бюро русской организации «Искры». Проживание в крупных промышленных городах им было запрещено, а Самара обладала рядом преимуществ: она была родным городом Глеба Максимилиановича, крупным транспортным узлом, через нее проезжали большинство возвращающихся из Сибири ссыльных, которых тут снабжали новыми документами, деньгами и инструкциями, адресами и т. д. Кржижановский, благодаря содействию соратников, занимает высокий пост помощника начальника участка службы тяги в Самарской губернии. Связь с рабочими-железнодорожниками, не вызывающая подозрений полиции в силу служебного положения Глеба Максимилиановича, способствовала успеху в транспортировке нелегальной литературы и «Искры» в частности.

Зинаида•Павловна•Кржижановская, 1898•год
Зинаида Павловна Кржижановская, 1898 год
1898 годЗинаида Павловна Кржижановская,

Став во главе бюро русской организации «Искры», Кржижановские развили активную деятельность. Они установили связи со всеми волжскими социал-демократами, посылали корреспонденции в «Искру», собирали для нее деньги, в том числе и с обеспеченных людей, сочувствующих делу революции, налаживали транспорт и распространение «Искры» и иной нелегальной литературы, связи с искровскими типографиями в России.

Самарское бюро стало центром российских и заграничных связей. Отсюда в редакцию «Искры» — В. И. Ленину — направляли сообщения о работе бюро, о положении дел в местных организациях.

Владимир Ильич высоко оценивал создание и работу бюро: «Ваш почин нас страшно обрадовал, — писал он в Самару. — Ура! Именно так! шире забирайте! И орудуйте самостоятельнее, инициативнее — вы первые начали так широко, значит и продолжение будет успешно!»

Все это, конечно, происходило под гнетом полицейского преследования, поэтому введение Кржижановскими в оборот более защищенных алгоритмов шифрования переписки, разработка нового химсостава для тайнописи, вероятно, сыграли важную роль в становлении организации.

К моменту включения Кржижановских в активную работу в 1902 году во многих городах России действовала сеть агентов «Искры» — газета была принята на местах с воодушевлением. Следующим этапом было признание комитетами РСДРП искровской идеологической платформы и искровской организации в качестве координационного центра. Осуществлялось это за счет введения агентов «Искры» в руководство комитетов, подключения комитетов к сбору материалов и распространению газеты.

К концу 1902 года почти все важнейшие социал-демократические комитеты присоединились к «Искре», одобрили ее тактику, программу, организационные принципы и признали ее своим руководящим органом.

Затем — созыв второго по счету, но фактически учредительного съезда партии. 3 апреля 1903 г. Ленин писал Кржижановским: «…Главное, по-моему, сейчас —это всеми силами ускорить съезд и обеспечить большинство дельных (и «своих») делегатов. На Брута [еще один псевдоним Кржижановского] чуть не вся надежда. Надо, чтобы он сам присмотрел, по возможности, за всем, особенно за делегатами и постарался провести побольше наших».

Летом 1903 года Кржижановские в связи с угрозой ареста перебираются в Киев, где продолжают свою организаторскую деятельность. На съезде Кржижановского единогласно заочно избрали одним из трех членов ЦК. Это свидетельствует о высокой оценке партией вклада Глеба Максимилиановича в общее дело.

Последовавший затем раскол РСДРП он пережил крайне тяжело. Конфликт между соратниками, с которыми было так много пройдено, казалось, был немыслим. Оставшись в изоляции, Ленин возлагал большие надежды на приезд Кржижановского:

«…Я заклинаю тебя сделать все, все возможное и невозможное, чтобы приехать вместе с Борисом [псевдоним В.А. Носкова], заручившись голосами остальных. Ты знаешь, я уже довольно опытен в партийных делах, и я категорически заявляю, что всякая отсрочка, малейшее промедление и колебание грозит гибелью партии».

Приехав в Женеву для разрешения ситуации, Кржижановский, несмотря на твердую убежденность Ленина в необратимости раскола, пошел путем уступок меньшевикам, что стало важным фактором потери большевиками контроля над ЦК. Тяжесть ошибки и арест супруги вогнали его в депрессию. Он добровольно вышел из ЦК и зарекся от высокой политики, взяв на себя важные, но скорее технические функции, которые уже исполнял ранее в Самаре.

Есть целая серия писем, в которой Ленин увещевает, уговаривает, ругает Кржижановского за его нетвердую позицию, однако тот все же остается на пути примиренчества с меньшевиками. Интересно, что Ленин не только не проклинает после этого своего друга, но старается его поддержать:

«Дорогой друг! Не спеши с решениями и не отчаивайся… Поверь, что ты еще будешь очень и очень нужен и что все друзья рассчитывают на твое близкое „воскресенье“… .Непременно отвечай мне. Лучше бы всего, если бы ты изловчился выбраться на недельку сюда, — не для дел, а исключительно для отдыха и для свиданья со мной где-либо в горах. Право же, ты еще будешь очень нужен… Обязательно соберись с силами, и мы еще повоюем! Твой Ленин».

«Воскресенье» Глеба Максимилиановича не заставило себя долго ждать, в 1905 году он уже возглавлял забастовку железнодорожников в Киеве, вылившуюся в крупные выступления рабочих в городе. Однако не решившись вооружаться, протестующие были разогнаны с применением пулеметов и кавалерии. Кржижановский, едва избежав гибели и ареста, уехал в Петербург.

В период с 1905 до 1907 года Глеб Максимилианович оказался на нелегальном положении. В разгар революционных событий он вместе с Леонидом Красиным наладил производство бомб-македонок для нужд боевой организации РСДРП. Однако постреволюционная волна реакции закрыла возможности для вооруженного восстания и эти бомбы не понадобились. Кржижановский какое-то время сотрудничал с легальными изданиями большевиков, жил случайными заработками. В постреволюционный период РСДРП находилась в разгромленном и дезорганизованном состоянии. Вот какую оценку получил этот период в советской историографии в 1925 году:

«…революционная эпоха вызвала к жизни огромные, нетронутые до тех пор политическим сознанием, обывательские слои населения. Ожегшись на революции, они не могли уже спокойно возвратиться в свое прежнее мертвое царство и явили миру картину самого неприглядного разложения. Жуткие картины этого разложения заслонили на время те глубокие процессы, которые происходили в экономике страны и в классовом строении общества, позволили буржуазии до известной степени достигнуть поставленной ею себе задачи, под покровом мрака разрисовывать самыми черными и грязными красками то подполье, в которое вновь ушло революционное движение».

Устроиться инженером, побывав главой забасткома, Кржижановский уже не мог, но в 1907 году Леонид Красин устраивает его электромонтером в «Общество 1886 года». «Общество» было немецкой концессией, поэтому политическая благонадежность сотрудников хозяев мало волновала.

Глеб Максимилианович быстро осваивает новую специальность и к 1910 году становится заведующим кабельным хозяйством Москвы. В рамках своей инженерной деятельности он продвигает идеи объединения энергосетей, построения крупных электростанций на местном топливе, в частности на торфе. Кржижановский входит в число создателей «Электропередачи» — первой в РИ электростанции областного масштаба мощностью 15 МВт, что составляло 20% потребностей Москвы в 1915 году. Электроэнергия доставлялась в Москву первой в России высоковольтной ЛЭП на 70 кВ, а работала станция на дешевом торфе, заготавливаемом в ближайшем болоте. Переход на местное топливо имел большое значение для разгрузки железных дорог, поскольку российские электростанции тогда работали в основном на привозном бакинском мазуте, а также на английском и донецком угле.

Рисунок Г.•М.•Кржижановского в завершение письма к З.•П.•Кржижановской, 1910•год. Сюжет, вероятно, связан с партийным псевдонимом Кржижановских•— Суслики.
Рисунок Г. М. Кржижановского в завершение письма к З. П. Кржижановской, 1910 год. Сюжет, вероятно, связан с партийным псевдонимом Кржижановских — Суслики.
Суслики.Кржижановских —псевдонимомпартийнымссвязанвероятно,Сюжет,1910 год.З. П. Кржижановской,кписьмазавершениевГ. М. КржижановскогоРисунок

При строительстве станции возник ряд трудностей. Во-первых, «Электропередача» была построена в основном на иностранные деньги, российских инвесторов, включая государство, заинтересовать не удалось. Во-вторых, пришлось очень трудно при прокладке ЛЭП, т. к. каждый собственник земли считал своим долгом выжать максимальную цену за прокладку сети по его участку, и в результате длительных торгов пришлось прокладывать линию зигзагами. После пуска станцию постановила закрыть Мосгордума, однако вмешалось военное ведомство — очевидно, «Электропередача» играла важную роль в снабжении электричеством военных заводов. Таким образом, команда Р. Э. Классона, в которую входил на первых ролях Кржижановский и ряд других действующих и отошедших от активной борьбы членов РСДРП, преодолев сопротивление актуальной элиты, сыграла важную роль в повышении обороноспособности страны. Очевидно, левацкий тезис «чем хуже, тем лучше» был им чужд.

Первая районная электростанция «Электропередача». Топливо•— торф, мощность•— 15•МВт.
Первая районная электростанция «Электропередача». Топливо — торф, мощность — 15 МВт.
15 МВт.мощность —торф,Топливо —«Электропередача».электростанциярайоннаяПервая

Со стороны могло сложиться впечатление, что поражение революции 1905 года сломило революционный дух Кржижановского, и он ушел с головой в энергетику. В то время это было не такое уж редкое явление. В газете «Пролетарий» (№ 26, 1 апреля 1908 года) по этому поводу сетовали:

«Социал-демократствующая интеллигенция либо — киснет, перебиваясь своими служебными интересами, и обращается постепенно в обывателей „с брюшком и домиком“, либо же занимается самоусовершенствованием и не обращает ни малейшего внимания на рабочих».

Однако, хоть и сложно в это поверить, но Глебу Максимилиановичу удавалось совмещать прорывную инженерную деятельность на руководящей должности и продолжать борьбу. Об этом свидетельствуют журналы наружного наблюдения московской охранки:

«23 июля с. г. [1910] в г. Москве, в кв. инженера-технолога Глеба Максимильяновича Кржижановского состоялось особо законспирированное собрание Московских представителей верхов партии, на этом собрании решено было, что Зинаида Павловна Кржижановская побывает в Париже и, связавшись там с лично известным ей Лениным, должна разрешить при его содействии следующие вопросы…»

Как Кржижановский пишет в своей биографии, его служебное положение «на все 100% было использовано» для «партийной работы». Он устроил в «Общество 1886 года» при содействии Р. Э. Классона очень много большевиков: как в руководство, так и в качестве рядовых сотрудников.

Справа налево руководители строительства «Электропередачи»: Р.•Э.•Классон (участвовал в марксистских кружках), В.•В.•Старков (бывш. РСДРП), Г.•М.•Кржижановский (РСДРП), И.•И.•Радченко (РСДРП), А.•В.•Винтер, Э.•Р.•Ульман, В.•Д.•Кирпичников (бывш. РСДРП).
Справа налево руководители строительства «Электропередачи»: Р. Э. Классон (участвовал в марксистских кружках), В. В. Старков (бывш. РСДРП), Г. М. Кржижановский (РСДРП), И. И. Радченко (РСДРП), А. В. Винтер, Э. Р. Ульман, В. Д. Кирпичников (бывш. РСДРП).
РСДРП).(бывш.В. Д. КирпичниковЭ. Р. Ульман,А. В. Винтер,(РСДРП),И. И. Радченко(РСДРП),Г. М. КржижановскийРСДРП),(бывш.В. В. Старковкружках),марксистскихв(участвовалР. Э. Классон«Электропередачи»:строительстваруководителиналевоСправа

Получается, что, в каком-то смысле, Кржижановский и его коллеги реализовывали программу электрификации России еще до прихода к власти большевиков — продвигая вопреки инертности государства ряд передовых проектов и выбивая на них финансирование за рубежом.

Иным это может показаться противоречием — часть времени Кржижановский ведет подпольную борьбу с властью, тем самым как бы ослабляя страну, часть — работает на ее укрепление, оснащая технически. Это противоречие легко разрешается, если предположить, что борьба с отжившим строем была для него таким же актом патриотизма, как строительство электростанций, которые он также строил для будущего.

Вклад Глеба Максимилиановича в становление СССР имеет поистине выдающееся значение. Он является координатором разработки и реализации плана ГОЭЛРО — локомотива восстановления экономики после лихолетья Гражданской войны и интервенций. План ГОЭЛРО органически вылился в создание Госплана, который Кржижановский возглавлял с первых дней до 1928 года. Затем он выстраивал систему высшего образования и академических институтов, в должности вице-президента Академии наук (АН) выделил Отделение технических наук в структуре АН и укрепил ее связь с нуждавшимися в новых технологиях отраслями экономики.

Надо сказать, что в условиях 1919-20 годов, когда еще полным ходом осуществлялся ряд военных интервенций, под контролем большевиков были только самые центральные территории страны, а в городах не хватало самого необходимого — хлеба и дров, вытягивать экономику, опираясь на какую-то совсем новую и мало кому понятную на тот момент электроэнергетику — это неочевидный шаг, и понадобился авторитет Ленина, чтобы в декабре 1920 года VIII Съезд Советов народных депутатов принял данный план. Была сделана ставка на повышение эффективности труда за счет электрификации. Ставка эта оправдалась в полной мере. За 15 лет действия плана, к 1936 году, вырабатываемая мощность выросла в 12,7 раза по сравнению с пиковой дореволюционной и превзошла выработку электричества в промышленном лидере того времени — Великобритании. Индекс промышленного производства при этом вырос в 5,9 раза. Так, например, производство грузовых автомобилей достигло 132 тыс. штук в год, это был первый показатель в Европе.

Индекс промышленного производства РИ•— СССР (1913 = 100%). International historical statistics Europe 1750-1988, 3d edition, B. R. Mitchell. Оформление от группы «ВКонтакте» «ХiсторикалЪ пруфЪ».
Индекс промышленного производства РИ — СССР (1913 = 100%). International historical statistics Europe 1750-1988, 3d edition, B. R. Mitchell. Оформление от группы «ВКонтакте» «ХiсторикалЪ пруфЪ».
пруфЪ».«ХiсторикалЪ«ВКонтакте»группыотОформлениеMitchell.R.B.edition,3d1750-1988,EuropestatisticshistoricalInternational100%).=(1913СССРРИ —производствапромышленногоИндекс

Все эти свершения могли быть плодом только высшей вовлеченности и энтузиазма квалифицированных специалистов. Формула, заявленная в докладе Кржижановского в 1915 году по поводу развития электротехнического производства, нашла свое воплощение: «Работе русских техников здесь открываются обширные горизонты, ибо страна нуждается не в простом копировании иностранных образцов, а в работе творческой мысли, которая в достаточной мере сочеталась бы с ее специфическими особенностями».

Время было в материальном плане тяжелейшее, однако большинство технических специалистов остались в стране, и явно не из корысти: из всех материальных приобретений у них был только повышенный паек. Остались они ради спасения страны и народа, увидев, что большевики предложили разумный план действий и энергично его воплощают. Как остроумно заметил историк Е. Н. Яковлев, «философский пароход» у нас был, а «инженерного» не было.

Г.•М.•Кржижановский в группе на торжественном вечере, посвященном 10-летию плана ГОЭЛРО.
Г. М. Кржижановский в группе на торжественном вечере, посвященном 10-летию плана ГОЭЛРО.
ГОЭЛРО.плана10-летиюпосвященномвечере,торжественномнагруппевГ. М. Кржижановский

К сожалению, сегодня отношение в среде российской технической интеллигенции к проблеме отсталости России совсем иное: «Я хочу созидать. Но в этой стране созидание затруднено и вторично по отношению к передовым странам. Уеду туда, где созидать дают, даже если это утяжелит положение моей родной страны». Как видим, у большевиков-технологов была другая логика — они предпочли бороться за политические изменения в своей стране, а победив, развернули огромную практическую работу.

Черновик стихотворения Г.•М.•Кржижановского «Не гость, и не пришлец случайный с перепутья…»
Черновик стихотворения Г. М. Кржижановского «Не гость, и не пришлец случайный с перепутья…»
перепутья…»сслучайныйпришлецнеигость,«НеГ. М. КржижановскогостихотворенияЧерновик

«Не гость, и не пришлец случайный с перепутья

Я мукою твоей, о родина, рожден

Хотел бы в даль с тобою заглянуть я,

В грядущее, на путь, который не свершен».

Глеб Максимилианович умер в 1959 году, и его жизненный путь — от первых кружков и стачек до участия в разработке первой в мире атомной электростанции — свидетельствует в пользу того, что противопоставление революционер-большевик — патриот-имперец абсолютно некорректно. Большевики исторически и были самыми энергичными патриотами, сумевшими собрать расползающуюся по швам империю и сделать ее могучей сверхдержавой.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER