logo
Статья
/ Евгений Федорец

Пётр Алексеевич Кобозев: дело всей жизни

Пётр Алексеевич Кобозев на фотографии 1922 года

2017 год — год 100-летней годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, изменившей ход истории нашего государства и без преувеличения ход истории всего человечества. Революции, показавшей миру, что люди не обязательно должны делиться на господ и рабов, что один человек не должен быть инструментом получения прибыли для другого человека, что человеку не обязательно быть волком другому человеку.

В год 100-летней годовщины Великой Октябрьской социалистической революции хотелось бы рассмотреть жизнь и деятельность Петра Алексеевича Кобозева — государственного, партийного и военного деятеля, с именем которого в том числе связана история моего города Оренбурга, ведь Пётр Алексеевич являлся одним из самых активных борцов за установление и укрепление Советской власти в Оренбуржье.

Пётр Алексеевич Кобозев — человек с такой бурной биографией, которая удивительна даже для периода революции и гражданской войны. Одно только перечисление его передвижений по стране, должностей и постов, которые он занимал, займет немало времени.

Родился Пётр Алексеевич 13 (25) августа 1878 года в с. Песочня (ныне Путятинского района) Рязанской области в крестьянской семье. Отец его был из крестьян и за свою жизнь испробовал множество профессий. Мать была дочерью сельского дьячка (сейчас эту должность чаще называют «пономарь», «алтарник») и, видимо, этот факт и послужил причиной того, что юный Кобозев пошел учиться сначала в духовное училище, а после его окончания в Московскую духовную семинарию. Проучившись в семинарии 2 года, он бросает учебу (по другой информации не окончил ее вследствие участия в семинарском бунте 1895 г.) и поступает в Московское реальное училище Ивана Фидлера. С 1896 года начинает посещать марксистский кружок А. П. Алабина в Москве (так он указал в своей автобиографии, находящейся в Оренбургском архиве), где знакомится со своей будущей женой — гимназисткой Алевтиной Ивановной (21.04.1880 г. р.). Во время учебы Кобозев уже работает слесарем на железной дороге.

В 1898 году уже помощник машиниста Кобозев становится членом РСДРП. В партии Пётр Алексеевич имел несколько партийных псевдонимов, один из которых был «Фома». В этом же 1898 году он женится на Алевтине Ивановне и поступает в Московское высшее техническое училище, но в уже через год его исключают за участие во Всероссийской студенческой забастовке 1899 года. За этим последовала административная ссылка в Прибалтику, г. Ригу, в которую Пётр Алексеевич отправляется с женой и 6-ти месячной дочерью Софьей. В Риге Пётр Алексеевич находится с 1900 по 1904 год, где работает и учится в Рижском политехническом институте. Здесь у семьи Кобозевых в 1901 и 1902 годах рождаются мальчики, которые вскоре умирают.

Окончив Рижский институт, инженер-технолог Кобозев работает на «Русско-Балтийском вагонном заводе» в Риге (филиал немецко-голландской фирмы «Van der Zypen und Charlier», производившей железнодорожные вагоны). Всё это время, что Кобозев находился в ссылке, он входит в состав Рижского комитета РСДРП и редакции большевистской газеты «Голос солдата». В последующем, когда Кобозев будет находиться уже в других местах ссылок на территории нашей необъятной Родины, он также не будет останавливать свою деятельность как член РСДРП.

В революции 1905–1907 гг. Кобозев принимал активное участие, за что был уволен с прежнего места работы по причине «политической неблагонадежности». В это же время в 1906 году в семьи Кобозевых рождается еще один ребенок — дочь Анна. После увольнения, осенью 1906 года, семья уезжает на нефтепромыслы Кавказа. Пробыв там немного времени семья снова отправляется в Москву, где Кобозев был повторно арестован и в 1907 (по другой информации в 1908 году) снова выслан в г. Ригу.

В Риге Пётр Алексеевич продолжает работу в РСДРП. В это время для Кобозева, у которого уже была семья и дети, сложилась довольно тяжелая финансовая ситуация. Из-за своей политической деятельности он был внесен в черные списки, поэтому не имел возможности ни поступить на службу, ни работать на заводе. Деньги для семьи Пётр Алексеевич зарабатывал частными уроками. В 1908 году в семье Кобозевых рождается сын Андрей, а в 1913м — близнецы — мальчик и девочка.

С 1915 по 1916 год Пётр Алексеевич вместе с семьей снова находится в ссылке, теперь уже в Оренбурге, с которым в дальнейшем его очень тесно свяжет судьба. Здесь он работает инженером на постройке Оренбург-Орской железной дороги. С его приездом деятельность оренбургской ячейки РСДРП стала особенно активной. Кобозев возглавил Оренбургский городской комитет РСДРП. В Оренбурге Пётр Алексеевич пробудет до Февральской революции, за исключением непродолжительной высылки его на строительство Мурманской железной дороги, откуда его снова вернут в Оренбург за агитацию среди военнопленных. По приезду в г. Оренбург Кобозев попадает под личный контроль начальника губернского жандармского управления генерал-майора Бабича.

После февраля 1917 года

Февральская революция застала Кобозева в Оренбурге — так указывают большинство источников (хотя есть версия, согласно которой в это время он уже прибыл в Петроград).

7 апреля в газете «Правда» были опубликованы «Апрельские тезисы» В. И. Ленина, которые 23 апреля бурно обсуждались в Оренбургской организации РСДРП. Кобозев, совместно с своими оренбургскими товарищами Коростелевым, Кичигиным активно разъясняли видение Ленина на новую революцию среди рабочих города и солдат Оренбургского гарнизона. В конце апреля П. А. Кобозев проезжает с агитпоездом от Оренбурга до Ташкента, везде выступая перед железнодорожниками с пропагандой идей большевистской партии.

В апреле 1917 г. Пётр Алексеевич находился на 1-м Учредительном съезде представителей Ташкент-Оренбургской железной дороги, где был избран комиссаром дороги. Избрание Кобозева комиссаром Ташкентской железной дороги очень не понравилось Временному правительству, которое назначило для руководства своих представителей, в то время как рабочие не принимали их, ведь для них авторитет железнодорожника Кобозева был намного выше. В итоге данный конфликт решался в Петрограде и в мае 1917 года Центральным комитетом РСДРП(б) Кобозев был вызван в Петроград. В Петрограде был избран в городскую думу в состав членов городской управы по списку большевиков, с согласия ЦК занял пост главного инспектора учебных заведений Министерства путей сообщения Временного правительства. Данное решение стало неким компромиссом между Лениным и Временным правительством.

Работа Кобозева в городской думе Петрограда даже попала в литературу. Кобозев стал героем одного из эпизодов книги американского журналиста Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир», вышедшей в 1919 году:

Большевик, член городской управы Кобозев заявил, что он сомневается, чтобы Военно-революционный комитет реквизировал городские автомобили. Если даже допустить, что подобные случаи имели место, то это, вероятно, сделали неполномочные лица под влиянием крайней необходимости.

«Городской голова, — продолжал он, — говорит, что мы не имеем права превращать думу в политическое собрание. Но всё, что говорят здесь любой меньшевик и эсер, есть не что иное, как партийная пропаганда, а у дверей они распространяют свои нелегальные газеты — „Искру“, „Солдатский Голос“ и „Рабочую Газету“, подстрекающие к восстанию. Что если бы мы, большевики, тоже начали распространять здесь свои газеты? Но мы этого не сделаем, потому что уважаем думу. Мы не нападаем и не собираемся нападать на городское самоуправление. Но, раз вы обратились к населению с призывом, мы имели право сделать то же самое…»

В Петрограде Кобозев принимает активное участие в подготовке и осуществлении Октябрьской социалистической революции.

Оренбургский мятеж атамана Дутова

25 октября (7 ноября) в Петрограде произошла Октябрьская революция. На следующий день, 26 октября, атаман оренбургского казачьего войска Дутов, узнав о победе революции в столице, потребовал передачи всей власти в Оренбурге и губернии в его руки. Лидеры меньшевиков и эсеров согласившись с требованием Дутова. Большевики — нет.

В тот же день город и губерния были объявлены Дутовым на военном положении. Юнкера и казаки заняли почту, телеграф, вокзал и другие важные пункты. По городу разъезжали казачьи патрули, получившие приказ разгонять митинги и собрания трудящихся. По распоряжению Дутова казаки закрыли большевистский клуб, разгромили типографию газеты «Пролетарий», арестовали ее редактора А. А. Коростелева. Таким образом, опираясь на зажиточное казачество, помещиков и буржуазию, получив поддержку со стороны буржуазных националистов, атаман Дутов поднял мятеж против Советской власти.

Совет Народных Комиссаров, обеспокоенный событиями в Оренбургской губернии, назначил П. А. Кобозева, как человека, хорошо знавшего Оренбургский край, чрезвычайным комиссаром ВЦИК по борьбе с дутовщиной. Из воспоминаний П. А. Кобозева.«Первые шаги против Дутова». Ленинград 1924 г.:

«Распоряжением Военно-революционного комитета я был назначен чрезвычайным комиссаром по борьбе с контрреволюцией в Оренбургской губернии и Тургайской области. Мандат мне был подписан Ф. Э. Дзержинским. В борьбе с дутовскими белогвардейцами, говорилось в этом документе, все советские организаций обязуются оказывать Кобозеву всяческое содействие…»

Кобозев немедленно выезжает из Петрограда в Оренбург. По пути он остановился в Самаре, где встретился с В. В. Куйбышевым — руководителем Самарского ревкома. На заседании ревкома был намечен план действий по организации красногвардейских отрядов для разгрома мятежа Дутова. Базой этих сил определили город Бузулук.

12 ноября П. А. Кобозев нелегально прибыл в Оренбург, провел здесь совещание партийного актива города, на котором были обсуждены намеченные меры по борьбе с дутовщиной, и в тот же день выехал в Бузулук. Там он развернул формирование отрядов для наступления на Оренбург. Через два дня, 14 ноября, большая часть актива большевиков в г. Оренбурге была арестована Дутовым.

20 ноября Совнарком под председательством В. И. Ленина заслушал доклад П. А. Кобозева о положении на Оренбургском фронте. В декабре красногвардейский отряд П. А. Кобозева из Бузулука повел наступление в сторону Оренбурга. Первая попытка наступления оказалась неудачной. В результате второй попытки 18 (31) января 1918 г. отряды Красной гвардии вошли в Оренбург. Комиссар-железнодорожник Кобозев сам вел один из наступающих бронепоездов.

После освобождения г. Оренбурга Кобозев направлен в Баку, где занимается национализацией бакинских нефтяных промыслов и транспортировкой нефти через Туркестан в центр России. В мае 1918 г. был избран первым председателем ЦИК Туркестанской СФР и членом Реввоенсовета Туркестанского фронта.

Вскоре был отозван в Москву и назначен наркомом путей сообщения РСФСР, где активно работал в 9 мая по 13 июня 1918 года. В июне П. А. встречается с В. И. Лениным, после чего решается вопрос о переходе Кобозева на фронтовую работу:

13 июня 1918 г.

Для руководства всеми отрядами и операциями против чехословацкого мятежа и опирающейся на него помещичьей и буржуазной контрреволюции Совет Народных Комиссаров утверждает Революционный военный совет в составе народного комиссара Кобозева, главнокомандующего Муравьева и комиссара Благонравова.

Все командующие отдельными частями фронта, равно как и начальники отдельных отрядов полностью и безусловно подчиняются Революционному военному совету. Все оперативные приказания отдаются главнокомандующим Муравьевым и скрепляются одним из комиссаров.

Все советские учреждения обязуются оказывать Революционному военному совету всемерное содействие во всех его действиях, направленных на подавление контрреволюционного мятежа. Неподчинение или противодействие будут рассматриваться как измена и караться по законам военного времени.

Председатель Совета Народных Комиссаров

В. Ульянов (Ленин).

С 6 сентября 1918 по 27 апреля 1919 г. Пётр Алексеевич также станет членом уже Реввоенсовета Республики.

Утром 25-го июня он прибыл в Оренбург, отыскал командовавшего там Г. В. Зиновьева и председателя губисполкома А. А. Коростылева, с ними уточнил обстановку. Все понимали, что необходимо помочь Уфе, падение которой открывало бы врагу широкий простор и отрезало бы Оренбургскую группу от основных сил Восточного фронта. Вместе с Зиновьевым, Коростелевым и прибывшим из-под Бузулука В. К. Блюхером Петр Алексеевич Кобозев при оценке сложившегося положения пришел к выводу, что Оренбург придется оставить. Нелегко было так решать участь города…

Вооруженные иностранным оружием, дутовцы усилили нажим на город. У красных частей, находившихся в Оренбурге, ощущался острый недостаток оружия и боеприпасов, и 2 июля 1918 г. они покинули город.

Ушедшие на север отряды под командой Н. Д. Каширина — В. К. Блюхера, пополненные в пути местными формированиями, совершили беспримерный, героический рейд по тылам белых, перешли фронтовую линию в районе Красноуфимска и составили костяк новой дивизии, воевавшей в дальнейшем против Колчака.

Основные силы ушли на юг, к г. Актюбинску (ныне областной центр Актюбинской области Казахстана). Актюбинский отряд Г. В. Зиновьева через полгода, окрепший, принял участие в освобождении Оренбурга от дутовцев и затем послужил основой для создания 31-й стрелковой дивизии.

Интересный момент из жизни:

В это самое время жена Кобозева — Алевтина Ивановна — с детьми Колей и Наташей гостила у своей матери в одноэтажном домике на окраинной улице Оренбурга. Но, занятый до предела, он за четыре дня так и не выбрал часа, чтобы навестить семью. И она не ведала о его близости. Только ночью 29 июня явится в тот домик посланец Кобозева и передаст слова мужа о том, что нужно собираться в путь.

Как председатель Реввоенсовета Восточного фронта Кобозев участвовал в создании регулярных частей и соединений из отдельных отрядов. Одним из таких воинских соединений стала 24-й Симбирская Железная стрелковая дивизии Г. Д. Гая.

фотография Петра Алексеевича и Г.Д. Гая среди штаба 24-й Симбирской Железной стрелковой дивизии. Фото из архива ГБУ "Центр документации новейшей истории Оренбургской области"

Интересный момент из жизни:

В декабре 1918 г. руководил постройкой ледяного моста через Волгу под Сызранью.

Кобозев многие месяцы гражданской войны провел на колесах в салон-вагоне, а вместе с ним часто ездила и его семья — жена и маленькие сын и дочь. Сын вспоминал, как отец руководил строительством ледовой переправы через Волгу у Сызрани. Мост был взорван и пришлось шпалы и рельсы укладывать по льду. Первый пробный поезд вели всего два человека — машинист и Кобозев. О личном мужестве П. А. Кобозева писали все хорошо знавшие его люди.

Дальнейшие посты и передвижения Кобозева по стране:

С февраля 1919 член Особой временной комиссии ЦК РКП(б) и СНК РСФСР по делам Туркестана (Турккомиссия), член Туркестанского краевого комитета РКП(б), далее его председатель.

За период работы в Туркестанской СФР уделял внимание культурному развитию края: способствовал организации начальных школ, школ ликвидации неграмотности, изданию газет, сохранению Драматического театра, созданию Музея искусств, организации (февраль — май 1918) Туркестанского народного университета — предшественника нынешнего Национального университета Узбекистана. В 1919 году некоторое время читал курс энергетики на техническом факультете Народного университета.

С ноября 1919 по октябрь 1922 г. — член коллегии Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции РСФСР.

Дальний Восток

К концу гражданской войны, в свои 44 года Петр Алексеевич был тяжело больным человеком. Сказывались годы напряженной работы, ссылки, гражданская война.

Несмотря на это, ум и опыт Кобозева был очень нужен стране и партии. Перед отправкой на Дальний Восток В. И. Ленин сказал:

«А у нас, Петр Алексеевич, большая к Вам просьба... несмотря на Вашу болезнь, мы решили просить Вас еще раз помочь партии... изгнать интервентов с Дальнего Востока и установить там Советскую власть».

1 сентября 1922 года ЦК партии принял постановление о назначении П. А. Кобозева председателем Совета министров Дальневосточной республики.

С 4 октября по 14 ноября 1922 г. Кобозев — председатель Совета министров Дальневосточной республики. 22 октября 1922 года войска народно-революционной армии вступили во Владивосток. 15 ноября 1922 года ВЦИК объявил ДВР составной частью РСФСР. От имени Советского правительства П. А Кобозев подписал мирный договор Дальневосточной республики с Японией.

Осенью 1923 года тяжелобольной Кобозев вернулся в Москву и просил перевести его на научную работу.

Научная и преподавательская работа

Несмотря на пошатнувшееся здоровье Пётр Алексеевич много и упорно трудился на научном поприще:

1923 — 11.1928 — ректор Московского межевого института

11.1928 — 8.1929 — ректор Ленинградского политехнического института. Здесь он проводил учебную реформу, направленную на укрепление связи втузов с производством.

8.1929 — вернулся в Межевой институт (впоследствии — Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъёмки и картографии), где организовал кафедру аэросъёмки. Стал заведующим этой кафедрой.

С 1938 г. — кандидат технических наук, читал курсы проективной геометрии, гидравлики, контурно-комбинированной съёмки, лентосъёмочных работ, наземной и высотной стереосъёмки. Был членом научно-технического комитета НКПС, руководителем НИИ локомотивостроения, участвовал в разработке проекта строительства канала Волга — Москва, давал заключение по проекту строительства Днепрогэс.

Заключение

Жизнь Петра Алексеевича Кобозева можно охарактеризовать его же словами, сказанными на III съезде Компартии Туркестана в 1919 г.:

«Каждый, кто сознает себя коммунистом, должен помнить о тех обязательствах, которые ставит коммунизм. Быть коммунистом — значит отречься себя, чувствуя готовность подчинить всего себя партии, значит иметь силу на подвиг, значит быть готовым пойти и умереть, если потребуется для нашего дела».

Вся его жизнь показывает, что для дела всей своей жизни он не жалел ни времени, ни сил, ни здоровья, ни своей жизни. Умер Пётр Алексеевич Кобозев 4 января 1941 года в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Память

Прошло уже много лет со дня смерти П. А. Кобозева, но память о нем жива до сих пор. Так, 20 апреля 2017 года по поручению Минтранса РФ и ректора юридического института российского университета транспорта (РУТ (МИИТ) состоялся выезд студентов Юридического института на Новодевичье кладбище, к могиле Петра Алексеевича Кобозева (13 [25] августа 1878 — 4 января 1941) — Народного комиссара путей сообщения 09.05.1918 — июль 1918.

Могила Петра Кобозева на Новодевичьем кладбище
(cc) Stauffenberg

В г. Оренбурге в память о Петре Алексеевиче названа улица, установлен памятник.

Памятник П.А. Кобозеву, установленный на пересечении улиц им. Кобозева и Постникова в г. Оренбурге. Скульптор – А.В. Черникова
orenburg.ru

В честь железнодорожника Кобозева в г. Оренбурге названа детская железная дорога.

Детская железная дорога имени П.А. Кобозева в городе Оренбурге
(сс) ich tu dir weh

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER