28
мая
2021
  1. Наша война
Газета «Суть времени» №431 /
Сергей Андреенков, канд. ист. наук, с. н. с. Института истории СО РАН

Формирование региональной идентичности: приоритеты и «подводные камни»

Сергей Андреенков (справа). Круглый стол «Целостность русской истории — основа стабильности государства». 22 мая 2021 года, Новосибирск
Новосибирскгода,202122 маягосударства».стабильностиосноваистории —русской«ЦелостностьстолКруглый(справа).АндреенковСергей
Сергей Андреенков (справа). Круглый стол «Целостность русской истории - основа стабильности государства». 22 мая 2021 года, Новосибирск
Изображение: ИА Красная Весна

Здравствуйте, коллеги. Вот с чего хочу начать — с 2012 года по инициативе Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания реализуется научно-образовательный проект под названием «История России через историю регионов». Что несет проект и как он реализуется? Он касается не только школьного преподавания истории, а вообще всех нас, нашего общества сегодняшнего и завтрашнего дня.

Сама по себе идея очень хорошая. Суть ее заключается в том, чтобы детям в школах формировать двойную идентичность: с одной стороны — общероссийскую, с другой стороны — региональную, что вполне естественно для нашей страны. Даже советский опыт говорит о том, что существовала идентичность «советский гражданин», «советский народ», а с другой стороны, человек мог называть себя сибиряком, дальневосточником, бурятом, калмыком, евреем, армянином и так далее.

На разных этапах советской истории то одна идентичность довлела, то вторая. Допустим, в 1920-е годы как-то больше говорилось о национальном, о родном, о малой родине. В сталинские годы наоборот — было одергивание национализмов реальных и тех тенденций, что считались национализмами. В общем, такой вот компромисс между региональностью, сознанием себя как представителя какого-то отдельного локального сообщества и как представителя общероссийского социума. Я считаю, что эта идея вполне себе достойна внимания и развития. Она, собственно говоря, и реализуется, пишутся учебники о региональной истории и в 2017 году написан учебник по истории Новосибирской области, где всё довольно грамотно представлено.

Но здесь существует определенное опасение, потому что с региональной идентичностью может возникнуть проблема местных сепаратизмов и национализмов. И в первую очередь нужно обратить внимание на национализмы коренных народов России.

Примерно год назад, в 2020 году, был известный скандал, получивший большой резонанс в СМИ. В Тобольске, когда один предприниматель попытался поставить памятник Ермаку, то местное татарское сообщество выступило с протестом — дескать, ставите памятник Ермаку как представителю русского государства, которое пришло нас угнетать и победило нашу власть в лице Кучума. Вот такие вещи имеют место, хотя, в отличие от Украины или Казахстана, это за беспредельные рамки всё же не заходит.

А в Казахстане всё это нацстроительство дошло до каких-то немыслимых вещей. Там Чингисхан — это главный казах, и татаро-монгольское иго, оказывается, было казахо-татарским игом. У них в учебнике за 5-й класс написано, что вся Великая степь, то есть пространство от Руси до Китая, была пространством казахской цивилизации. И хоть у нас, повторюсь, слава богу, до этого не дошло, но тут должна быть определенная бдительность.

Нельзя народам запрещать развивать свои язык, культуру и историю, но необходимо соблюдать три принципа. Первый: вся эта деятельность не должна выходить за рамки известных исторических фактов, принципа историзма. Во-вторых, за рамки законов Российской Федерации. И, в-третьих, этот компромисс между двумя идентичностями должен соблюдаться: надо учитывать свою национальную идентичность, но в то же время не отрывать себя от России, не противостоять ей.

А теперь несколько слов об этой общефедеральной идентичности. Здесь поднимались очень важные вопросы, связанные со значением советского периода в истории России. Соглашаясь со сказанным, я отмечу лишь один момент.

Почему пытаются заменить или убрать памятники советской истории? Большевики, безоговорочно победив в Гражданской войне, как победители считали своим правом увековечивать деятелей большевистской партии, всех тех, кого считали достойным в истории. В виде памятников, названий улиц, домов, городов, пароходов, колхозов, совхозов и так далее.

После 1991 года новая власть посчитала, что теперь она победитель, и что она тоже должна как-то увековечить себя в истории. Но им это сделать гораздо сложнее. Кому они могут поставить памятники? Чубайсу или Гайдару? Есть памятник Гайдару в Высшей школе экономики (в вестибюле стоит такой небольшой бюст). Больше я не видел. Попробуйте поставить где-нибудь, — я думаю, широкие слои общественности совершенно не примут это дело. Есть памятник Ельцину, но это, по-моему, единственный случай, и то очень резонансный. Этот памятник без конца то закидывают краской, то стоят, охраняют его… И сам по себе Ельцин-центр тоже такой скандальный объект.

Поэтому новые победители пытаются увековечить свою победу какими-то персонажами из истории дореволюционной России. Отсюда попытка найти компромиссную фигуру, например, Александра Невского. Но почему же опять это делается вместо? Вы найдите достойное место в городе и поставьте памятник Александру Невскому. Есть хороший пример в этом плане — памятник Александру III. Не самая плохая фигура позднего дома Романовых. Он действительно внес вклад в историю России и нашего региона. Стоит на необжитом каком-то куске города. Он хорошо вписался, по-моему. Вызывает у кого-нибудь сомнения это памятник?

(Реплика из зала: «Вызывает».)

Хорошо, пускай вызывает, во всяком случае, его поставили не на месте Ленина. Поэтому я считаю, что если история так распорядилась, что был поставлен памятник этому персонажу, какое право вы имеете его сносить? Как бы на правах победителей? Но вы не победили, получается, окончательно.

Если общество, народ на самом деле против, то, мне кажется, нужно учитывать мнение народа.

Спасибо за внимание.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER