28
мая
2021
  1. Наша война
Газета «Суть времени» №431 /
Роман Романов, кандидат исторических наук

Десоветизация как фактор дестабилизации РФ

Изображение: ИА Красная Весна
Роман Романов (слева). Круглый стол «Целостность русской истории - основа стабильности государства». 22 мая 2021 года, Новосибирск
Роман Романов (слева). Круглый стол «Целостность русской истории — основа стабильности государства». 22 мая 2021 года, Новосибирск
Роман Романов (слева). Круглый стол «Целостность русской истории — основа стабильности государства». 22 мая 2021 года, Новосибирск

1. Постановка проблемы

Перестройка и распад СССР в конце 1980-х — начале 1990-х гг. вызвали в российском обществе смысловой разлом между сторонниками и противниками Советского проекта. В начале XXI века этот конфликт перешел в современный отечественный социум, выступающий либо за реабилитацию «социалистического», либо за окончательную дискредитацию «тоталитарного» прошлого. В основе позитивной оценки истории СССР лежит священная память о советских патриотах, строивших и защищавших общество социальной справедливости. В основу ее негативной оценки положена травматическая память о жертвах, принесенных большевистским, а затем сталинским режимом во имя «светлого будущего», которое так и не наступило. Именно память о «палачах и жертвах» являлась и остается важнейшей социокультурной предпосылкой для десоветизации российского государства и общества.

2. Ключевое понятие

Десоветизация — это процессы дискредитации, демонтажа и изживания Советского проекта, рассматривающегося в качестве тоталитарного «побратима» итальянского фашизма и германского национал-социализма. На практике десоветизация приобретала три формы:

1. политическая — дискредитация и демонтаж советской идеологической (марксизм) и политической (СССР, КПСС, советы) системы;

2. социально-экономическая — дискредитация и демонтаж советской экономической (плановой) системы;

3. социокультурная — дискредитация, демонтаж и изживание советского культурно-исторического наследия (мемориалы, городская топонимика и т. д., посвященные советскому прошлому).

3. Роль десоветизации в дестабилизации Российского государства в конце XX — начале XXI в.

В конце 1980-х — начале 1990-х гг. в ходе второй волны «десталинизации» (первая была связана с хрущевской «оттепелью» и не являлась десоветизаторской) произошел разгром советского проекта как одного из альтернативных вариантов классического западного модерна. Победа евро-американского проекта в конкурентной борьбе за мироустройство обусловила стратегическое поражение России, угрожавшее потерей статуса самостоятельного центра мировой цивилизации, закрепленного за ней в ходе более чем тысячелетнего исторического пути. Единственным непрерывным носителем этого статуса является Российское государство (как государство-цивилизация), которое три десятилетия назад радикально отказалось от советскости как присущего только ему краеугольного элемента цивилизационной идентичности. В итоге в 1990-е годы произошла полная политическая и социально-экономическая, а также частичная социокультурная десоветизация российского общества, переориентированного на «общечеловеческие ценности».

В начале XXI века большинство россиян, испытавших шок от катастрофических последствий этих процессов, постепенно осознало эфемерность данного концепта, служащего пропагандистской ширмой постмодернистского глобализма. Этот мутный поток антиистории является не только врагом идеи социальной справедливости (социализм), но и идеи государственности как таковой (консерватизм и национал-либерализм). В современных условиях окончательное уничтожение советского культурно-исторического наследия будет означать не торжество гуманизма и демократии, а разрушение преемственности исторического развития российского государства-цивилизации в интересах внешних и внутренних глобалистских сил.

4. Уроки истории

А как же быть с проблемой «палачей и жертв»? Что делать с этим?!

«Палачи и жертвы» — это проблема, характерная абсолютно для всех времен и народов (например: римляне и иудеи, монголы и русичи, конкистадоры и индейцы, католики и гугеноты, якобинцы и роялисты, бельгийские колонизаторы и конголезские аборигены, большевики и «враги народа», нацисты и «неполноценные расы», натовцы и сербы, исламисты и европейцы и т. д.). С гуманистической точки зрения, незамутненной политической конъюнктурой, любой террор (независимо от того, кто палач, а кто жертва) не имеет никаких оправданий и должен быть подвергнут моральному осуждению. Однако история никогда не бывает стерильной. Поэтому следует рассматривать проблему насилия комплексно, как один из универсальных факторов мировой истории, а не выдергивать ее из общего исторического контекста, возлагая всю полноту вины за преступления против человечности лишь на отдельных вершителей судеб человечества. Не стоит забывать, что нацизм как апология террора стал возможен благодаря подведению идеологического обоснования под практики «естественного» подавления слабых субъектов более сильными (в чем и заключалось сущностное отличие нацистов от большевиков). Только так можно сохранить объективный взгляд на историческое прошлое, настоящее и будущее, чего в рамках десоветизации (как конъюнктурного подхода к анализу и оценке истории) добиться невозможно.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER