26
июн
2020
  1. Война с историей
  2. 75-летие Победы
ИА Красная Весна /
Настоящей войны на Западе просто не знали. Многие страны, даже находясь под германской оккупацией, испытывали только незначительные ограничения и некоторые неудобства

Справедливость — это когда дети элиты идут воевать — полковник запаса

Европейцы сравнивают пандемию коронавируса со Второй мировой войной потому, что с ними не вели войну на уничтожение, им не с чем сравнивать. И опыта реализации социальной справедливости у Европы нет, в отличие от СССР.

Об этом рассказал корреспонденту ИА Красная Весна доцент кафедры истории Московского педагогического государственного университета, кандидат философских наук, полковник запаса Владимир Аркадьевич Литвиненко в продолжении своего интервью ко дню празднования парада Победы 24 июня.

ИА Красная Весна: Советские солдаты на полях Великой Отечественной боролись за определенный социальный строй, за государство социальной справедливости. Какой была социальная справедливость на войне?

— С одной стороны, руководящие работники, командиры и так далее, с чисто бытовой точки зрения, жили лучше основной части населения. Это факт. И есть силы, которые пытаются выпячивать именно этот факт, забывая о мере ответственности этих самых командиров и руководящих работников. С другой: а где были дети всей партийной верхушки, элиты, «золотая молодежь», как бы сейчас сказали? На фронте! Все! Это была норма.

Сыновья Сталина воевали, Хрущева и многих, многих других… Они пошли на фронт. И не в штабах сидели, а водили своих солдат в штыковые атаки, как Рубен Ибаррури под Сталинградом. Или звено истребителей, как Тимур Фрунзе. И многие из них не вернулись. В том числе и эти двое. Это и есть социальная справедливость.

Да сама Великая Отечественная война была высшей формой справедливости. Сказал же Михаил Светлов:

Я не дам свою родину вывезти
За простор чужеземных морей!
Я стреляю — и нет справедливости
Справедливее пули моей!

ИА Красная Весна: Так вышло, что у нас пандемия и так называемая самоизоляция совпали с днем празднования 9 Мая. При этом приходилось слышать, как ситуацию с коронавирусом сравнивают с тяготами Второй мировой войны. И не только у нас, но и за рубежом, в иностранных СМИ. Насколько, по-вашему, такие параллели допустимы и оправданы?

— Историки говорят: любые аналогии условны. Особенно справедливо это утверждение в данном случае. Такая параллель допустима в том плане, что проблема пандемии носит мировой, глобальный характер. Но и только.

На Западе подобные аналогии возникли лишь потому, что настоящей войны они просто не знали. Многие страны, даже находясь под германской оккупацией, испытывали незначительные ограничения и некоторые неудобства.

Например, не каждое утро удавалось выпить чашечку кофе или откушать апельсинов, как жаловалась одна парижанка, рассказывая о своих страданиях во время оккупации.

Им и в голову не приходило отстаивать каждую пядь своей земли ценой колоссальных жертв. Ведь с ними, цивилизованными европейцами, не вели «войну на уничтожение», как с «варварским» советским народом.

Сейчас у них опять неудобства и некоторые ограничения. Вот и сравнили.

А теперь обратите внимание, как наша страна смогла мобилизоваться в текущей ситуации. Разумеется, не Великая Отечественная, не Советский Союз, и далеко не «единый лагерь». Но ведь смогла же, несмотря ни на что! А Запад не смог. Ни тогда, в сороковых, ни сейчас. Не сумели они мобилизоваться! Оказалось, что и с их хваленой и разрекламированной медициной проблемы, и с социальным обеспечением как-то всё очень печально… А у нас моментально собрались — и больницы отстроили за два месяца, и наладили выпуск необходимого оборудования, средств защиты, лекарств… И не только это. Не без проблем, разумеется, но сделали.

Повторюсь: любые аналогии условны. Но если уж сравнивать… Во время Великой Отечественной войны наша страна мобилизовалась, стала единым лагерем и совершила почти невозможное — выдержала удар, которого не выдержал никто, и победила. Сейчас другая ситуация. Но и страна тоже другая.

Мы утратили многое из того, что имели в СССР. В том числе и в личностном плане. А любая система рассчитана на определенные нагрузки. Я не убежден, что сегодня мы смогли бы выдержать и десятую часть того, что выпало на долю наших отцов и дедов.

Но ведь мобилизовались же сегодня, перед лицом реальной угрозы, сделали всё, как надо… Стало быть, не всё потеряно. Да, мы — не Советский Союз, но мы — его наследники. А значит, всё сможем. И парад проведем, и «Бессмертный полк» снова выйдет на улицы наших городов… Что бы там ни говорили, как бы ни пытались переписывать историю, но Россия — всё еще Святая Русь, а Москва — всё еще Третий Рим. Си́мъ побѣди́ши!

Читайте другие интервью полковника Литвиненко: Знамена рейха к Мавзолею солдаты несли в перчатках — не хотели их касаться

Денацификации Европы не было! — интервью историка, полковника запаса

Эдуард Шрамм. В атаку. 1953 год
Эдуард Шрамм. В атаку. 1953 год
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER